Этимологический словарь славянских языков (*mar-)


> ЭССЯ > ЭССЯ с *mar-
Объединённый праславянский словарь: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | Ѫ | П | Р | С | Т | У | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ю | Ѭ | Я | Ѩ
Праславянские словари-источники: Дерксен-Старостин | Покорный | ЭССЯ (Трубачев)
Слав. словари: Ц.-слав. | Русский | Белорусский | Болгарский | Лужицкие | Македонский | Польский | С.-хорв. | Словацкий | Словенский | Украинский | Чешский
Словари балтских языков: Прабалтский | Прусский | Ятвяжский

Алфавитные разделы ЭССЯ Трубачёва: A | B | C | Č (Ч) | D | E (Є) | Ĕ (Ѣ) | Ę (Ѧ) | G | X | I | J | K | L | M | N | O


Алфавитные секции на *M-: Max | Maj | Mak | Mal | Mam | Mam | Mar | Mas | Mat | Mav | Maz | Meč | Med | Mek | Mel | Men | Mer | Mes | Met | Měc | Měd | Měx | Měl | Měn | Měr | Měs | Mět | Měz | | Męc | Męd | Męk | Męs | Męt | Męz | Mi | Mig | Mij | Mik | Mil | Mim | Min | Mir | Mis | Mit | Miv | Miz | Mьč | Mьg | Mьk | Mьl | Mьm | Mьn | Mьr | Mьs | Mьt | Mьz | Mla | Mli | Moč | Mod | Mog | Moj | Mok | Mol | Mom | Mon | Mor | Mos | Mot | Mov | Moz | Mǫč | Mǫd | Mǫk | Mǫt | | Mrъ | Muc | Mud | Mux | Muk | Mul | Mum | Mun | Mur | Mus | Mut | Muz | Mъč | Mъd | Mъx | Mъk | Mъl | Mъn | Mъr | Mъs | Mъt | Mъz | Myč | Myd | Myj | Myk | Myl | Mym | Myr | Mys | Myt | Myv | Myz

Здесь представлен праславянский лексический фонд на начальные фонемы *mar- (N словарных статей от *mara до *mаrьnъ) на основе объединения этимологических сведений из отдельных славянских языков, расположенных в следующих томах трубачёвского словаря [PDF]:



Поскольку текст получен копипастом из отсканированных книг в формате PDF, он пока содержит многочисленные ошибки в содержании. Сначала будут исправлены заглавные слова, потом весь текст. Пока лучше смотреть оригинальные PDF-файлы из Института Русского языка им. В.В.Виноградова РАН, которые также имеются на этом сайте.


Общеславянские слова на Mar

*mara I: цслав. мара ж. р. глзхг-л^ I'ue'itis emoL-io (Vlikl.), болг. (Дювернуа) Мара ж. р., Марой м. р. название сказочного страшилища (в подобном же смысле в Пирдоле употребляется Марок), мара ж. р. 'сказочное страшилище'; марой, марок 'лесная фея, призрак, привидение' (Геров—-Панчев 203), слвц. тага 'болезнь; doiichotis patagonica" (Koll VI, 930: с помет, «слвц.»), диал. тага 'болезнь' (?) (Kalal 323), тага, род. п. -I, ж. р. 'прлаидение, призрак', часто ругат.: Мага Ь\ се uzala! (Liptak. Zempi. 7i57), в.-луж. тага ж. р. 'богиня болезни и смерти' (Pfuhl 353), ст.-польск. тага 'видение во сне', 1150 г. (81. stpol. IV, 160), 'видение во сне, иллюзия, кпмера; привидение, призрак' (Si. polszcz. XVI \v., ХШ» Н9), польск. тага, род. п. -у, 'сон, полный грез; то, что видится спящему; привидение, призрак, дух; мечта, греза , диал. тага, тога 'призрак, ночной дух, нападающий на спящих лошадей и людей' (.'vVarsz. II, 878), диал. тага 'npjj* зрак; ночной дух, нападающий на спящих лошадей и людей; ночное удушье' (SI. g\v. р. Ш, 113), словин. тага, род. п. -э, ж. р. 'сновидение; привидение, призрак; идол' (Lorentz. Poinor. I, 487), др.-русск. мара SXSTXTI;, потеря сознания' (Златостр. XII в.; Изб. д. 1300 г. (Лавр. Оп. 20)) (Срезневский II, 112), 'помрачение ума; забытье; сновидение' (Златостр. XII в.), 'наваждение, привидение, призрак' (Леке, словен.лат., 466. XVII в.) (СлРЯ XI—XVII вв. 9, 29). мары мн. ч. 'туман, мгла, марь' (Псков, разгов., 20. 160/ г.) (Там же, 32), русск. мара, род. п. -й и мара, род. п. -ы, ж. р. обл. 'призрак, привидение; туман, марево', диал. мара ж. р. 'мана, блазн, морок, морока, наваждение, обаяние; греза, мечта; призрак, привидение, обман чувств и самый призрак; напр. в олон. род домового или кикиморы, который путает и рвет кудель и нря ку' (Даль3 II, 776—777), 'невидимое существо, живущее в дому, помимо домового; мара по ночам прядет на той прялице, которая оставлена пряхой не благословись, причем путает и рвет кудель и пряжи' (Куликовский 53), 'призрак' (курск.) (Опыт 111: см. еще марё, род. п. -л, ср. р. 'туман, темнота, происшедшая от тумана', арх.), 'гибель' (II. А. Расторгуев. Словарь народных говоров Западной Брянщпны 156), мара 'призрак, привидение' (Добровольский 399), 'мираж' (Сл. Среднего Урала II, 117), 'наваждение' (Мара водит кого — 'Кто-либо неожиданно странно ведет себя, не может сделать чего-либо привычного' (Словарь русских говоров Мордовской АССР, М—Н, 15), 'туман в море' (Иодвысоцкий 88), т'агъ ж. р. 'призрак, злой дух': ... a n'ocju тагъ jav'o dus'irb (Slown. starowiercow 149), мара бранное слово, но употребляется вместо другого более грубого слова (Мельниченко 108), мара, род. п. -ы, ж. р. 'туман на море, на реке' (арх., перм.), 'летняя сухая мгла, вредная для растительности' (моек., перм.) (Филин 17, 367), мара, род. п. -ы и -ы, ж. р. 'призрак, привидение' (смол., курск., брян., ворон., олон., перм., ср.-урал.), 'по суеверным представлениям— существо женского пола, обитающее в доме, которое ночью допрядает то, что оставлено недопряденным, причем путает и рвет кудель и пряжу' (олон., тул., курск., твер.), по суеверным представлениям — злое существо, воплощающее смерть' (курск.), 'о неуклюжем человеке' (енис), 'о человеке или животном слабого здоровья' (калуж., орл.), 'гибель' (зап.брян.) (Там же, 367—368), с г.-укр. мара 'привидение, призрак' (Картотека словаря Тимченко), укр, мара, род. п. -и, >к- р. 'существо или предмет, которые представляются кому-л.; привидение, призрак, видение', разг. 'мифическое существо, чаще всего в облике злой уродливой колдуньи, нечистая сила' (Словн. укр. мовп TV, 625), 'призрак, привидение; злой дух, разновидность черта, обморочивающий люден, затемняющий им рассудок, чтобы завести их в опасное место;, сон, сновидение, греза' (Гринченко II, 405), диал. мара 'беда(М. М. Лнзанець. Морфолопчш особливост' (словозм'ша) го' в1ркп села Родник'вка, Свалявського району. Дипломна робота. Ужгород, 1956, 89), мара м. и ж. р. "некто плохой, гадкий, нечто плохое, гадкое; навязчивый, назойливый человек* (Н. В. Никончук. Из лексики полесского села Листвпн. — Лексика Полесья. М., 1968, 86), блр. мара 'мечта, греза', мара ж. р. 'призрак, привидение; (тя келый сон) кошмар' (Влр.-русск. 437: с помет, «обл.»), мара ж. р. 'мечта, мечтание' (Там же), 'призрак, привидение' (Носов. 280), 'призрак, привидение, галлюцинация' (Вайкоу—Некраш. 166), диал. мара, род. п. -ы, ж. р. 'ведьма, нечистая сила' (Ф. Д. Климчук. Специфическая лексика Дрогпчинского Полесья. — Лексика Полесья. М., 1968, 46), мара 'чертенок (про озорного ребенка)' (Народнае слова 70), 'призрак, привидение' (Вялькев'1ч. Лапл. 259), 'бес, бесенок' (Мнкова 189). — Сюда же произв. укр. разг. марюка 'призрак; привидение; чудище' (Укр.-роз. словн. II, 489), марыще, диал. марще увел, 'призрак, привидение' (Там же, 485; Гринченко II, 406: марище то же), ср. еще болг. диал. марпва 'кошмар' (ВЕР III, 661). Трудное слово. Наиболее известны две различные его интерпретации. Согласно одной, *тага (русск., польск.) толкуется как аблаут к *тога (см. цслав. мора 'maga' и другие слав, соответствия со значениями 'кошмар, удушье; колдунья, ведьма'), далее — к др.-пел., др.-англ., др.-в.-нем. тага 'кошмар, удушье' (так I. Franck KZ 37, 129, против Solmsen. Jagic-Festschrift 581—582). Шустер-Шевц также считает *тага (в.-луж. тага 'богиня болезни и смерти', польск. тага 'химера, обман, привидение, сон, греза', слвц. диал. тага 'болезнь' и 'ночной мотылек', русск. мара 'соблазн, мечты, грезы, видение', диал. 'домовой', укр. мара то же, блр. мара 'кошмар, привидение, видение, призрак'), интерпретируемое как *тдга к *тдга (н.-луж. тога 'кошмар, удушье, Nachtgespenst' и т. д.), восходящим к гнезду *merti, *тогъ и имеющим те же германские соответствия (Schuster-Sewc. Histor.etym. Wb. 12, 885—886). Ф. Славский отвергает предлагаемую Младеновым версию относительно связи болг. мара налягане на сън' с мора (к праслав. *merti, *тогъ)у считая ее семантически неправдоподобной (Fr. Slawski. [Рец. на С. Младеновъ. Етимологическн и правописенъ речникъ].— RS, т. 1°» ч. 1, 1948, 92). Однако преобладающей в настоящее время, по-видимому, является другая гипотеза, согласно которой *тага считается производным с суф. -га от того же корня *та-, от которого образованы *татъ (см.), *mamiti (см.)» *тапъ (см.), *maniti (см.) «и.-е. *та- 'махать рукой, кивать украдкой; морочить, обманывать; колдовать'). См.: J. Zubaty/ Slavische Etymologien. — AfslPh XVI, 1894, 398; Solmsen. Jagic-Festschrift 580; Berneker II, 18; Bruckner 322; Slawski (Там же и др.); Фасмер II, 571; ВЕР III, 659; Р<* korny I, 693. Ф. Безлай сравнивает с русск. мара, укр. мара и польск. тага словен. Mar ant 'Name eines Damons' (F. Bezlaj. Etyma slovenica 175—176). См. еще Преобр. I, 509— 510; 307 (непоследовательно). См. *mora.

*mara II: русск. диал. мара co неряшливой женщине, замарашке' (ленингр.) (Филнн 17, 367), укр. диал. мара м. и ж. р. 'грязнуля' (Н. В. Никончук. Из лексики полесского села Листвин. <—Лексика Полесья. М., 1968, 86).—См. еще производные: русск. диал. маринка ж. р. 'запачканное чем-л. место, пятно' (Словарь русских говоров Мордовской АССР. М—Н, 15), марушка ж. р. 'пятдо, замаранное место; помарка, вычеркнутое место на письме' и марушки на теле 'мятежи и пятна' (Даль3 II, 299), марушка и морушка ж. р. 'пятно у беременной женщины' (моек.) (Филин 17, 378). — Сюда же, согласно ВЕР (III, 659; 675 со ссылкой: М. Рачева. БЕ 35, 1985, 4, 355), болг. диал. мара 'ласковое название буйволицы (особенно при подзывании)' и произв. маруша, марушка то же, а также марулки '(о корове)', которые интерпретируются как названия животных по (черному, темному) цвету. Родственно гл. *marati (см.); возможно, ареходит к прилаг. *тагъ(]'ъ) 'грязный, темный': ср. укр. мароватий 'нечистый' (Berneker II, 18), которое может быть образовано непосредственно от *марий (*тагъ(]ь)) по типу *bё1ъ(]ь) -> *be!ouatb(jb). См. еще: Berneker (Там же); Фасмер II, 576, а также М. Рачева.— Втори международен конгрес по българистика. Доклади. София, 1987, 163.

*maradlo: в.-луж. maradlo, род. п. -а, ср. р. 'инструмент для мазанья, замазывания' (Pfuhl 353), русск. диал. марало, род. п. -а, ср. р. 'плохая, долго не сохнущая краска' (Элиасов 197), см. также маралки мн. ч. ласк, 'о детских руках, пальцах' (Там же). Производное (nomen instrumenti) с суф. -(a)d!o от гл. *гааrati (см.)

*maranьje: в.-луж. maraije, род. п. -а, ср. р. 'черканье, маранье, мазанье' (Pfuhl 353), русск. разг. маранье ср. р. Действ, по гл. марать, 'то, что намарано; плохая картина, неразборчивое, неряшливое письмо, писанье' (фам. пренебр.) (Ушаков II, 144; Даль3 II, 779: действ, по гл.). Название действия, производное с суф. -ь]е от прпч. прош. + °трад. *тагапъ (см. * mar ati).

*mrati (sę): в.-луж. таг ас, тог ас 'мазать, черкать, неряшливо писать' (Pfuhl 353), возможно, н.-луж. mar as 'медленно работать; скучно говорить' (Muka SI. I, 858), 'нести чушь' (Pfuhl 1086 с пом. «н.-луж.»), польск. диал. тагас 'пачкать, грязнить' (Si. gw< р> JT[? 113; Так же Warsz. II, 878: с пом. «posp.»), ДР--русск. марата 'пачкать, грязнить' (Стих, о жизни патр.певчих, 425. XVII в. и др.) и маратися 'пачкаться, грязниться' (Нам. наборщ., СХХШ, 1664 г.) (СлРЯ XI—XVII вв. 9, 29), русск. разг. марать 'пачкать, загрязнять', (перен.) 'позорить, бесчестить', (фам. пренебр.) 'плохо рисовать, плохо писать'; что вычеркивать из написанного' и мараться страд, к марать у 'пачкаться, становиться грязным; пачкать, быть марким, таким, обо что можно запачкаться', (простор.) 'вступаться в невыгодное дело, вмешиваться, ввязываться в предосудительную, неприятную историю', (разг., эвф.) 'испражняться (в пеленки, о грудных детях)' (Ушаков II, 144—145), марать 'пачкать, грязнить, чернить, мазать, делать пятна, ласины, портить нечистотою, веществом другого цвета; дурно писать, рисовать; плохо сочинять, быть слабым писателем; писать начерно, чернить бумагу; черкать, вычеркивать, херить и исправлять писанное' и мараться стрд. возвр. 'испражняться, особ, о ребенке' (Даль3 II, 778—9), диал. мараться 'пакостить; о сильном поносе' (Добровольский 399), 'пачкать, грязнить кого-л., что-л.; покрывать чем-л. жидким, жирным: накладывать слой чего-л.; мазать' (Словарь говоров Соликамского р-на Пермской обл. 298), таг'асвъ 'испражняться в штаны' (Slowa. starowiercow 149), марать и марку ть 'мазать чем-л.' (влад., перм.), 'белить' (перм.) (Филин 17, 369), блр. диал. мараць 'пачкать, мазать, грязнить' (Слоун. пауночн.-заход. Беларуси 3, 32).—Сюда же словен. za-mdrati 'загрязнить, запачкать' (Bezlaj. Etim. slovar sloven, jez. II, 167), кроме того, согласно Махеку, чеш. cmdratl 'писать каракулями; марать бумагу (небрежно писать или рисовать)1, диал. smdrat, слвц. экспр. cmdrat' 'некрасиво или неразборчиво, небрежно писать, писать каракулями, наскоро рисовать' (SSJ I, 218) (Маchek2 105: с-, s экспр. усилители), а такж^е, очевидно, редкие, фиксируемые Миклошичем укр. по-марати (Miklosich 183) и Бернекером — укр. марати (Berneker II, 18), отсутствующие в словаре Гринченко и соврем, укр. словарях.—-См. ещё производные: в.-луж. maraty, -а, -е 'измазанный до неузнаваемости' (Pfuhl 353), русск. маратель 'кто марает (Даль3 II, 779). Традиционно *marati, *morati связывают с греч. цое/Ьзо) 'пачкаю, мараю, черню' (Solmsen. Jagic-Festschrift 576 и сл.; Berneker II, 18; Trautmann BSVV 169; Фасмер II, 572; Маchek2, 10о). Согласно Фасмеру и Младенову, сюда же ало. permjer 'мочусь', аор. рёгтога (Фасмер, там же с отсылкой; Младенов ИОРЯС XVII, 4, 233). Далее относят к и.-е. *тег-, *тог-(и-) 'чернить; темный цвет, грязное пятно' (Pokorny I» 734). Фасмер (Там же) н затем Безлай (Bezlaj. Etim. slovar sloven, jez. I], 167) справедливо отвергают мысль Маценауэра (Alatzenauer LF X, 61) о родстве с англ. таг 'портить и предположение Зубатого (Zubaty AfslPh XIII, 432) о связи с др.-инд. upamarayatl 'погружается, делает сочным'. Закономерно отклоняется и версия Преображенского (Преобр. I, 510), согласно которой русск. марать (и др.) — заимствование из нов.-в.-нем. Магке 'метка' (Фасмер, там же). Заслуживает внимания мысль Шустер-Шевца о деноминативном характере глаголов *rnarati, *morati на базе таких лексем, как русск, марушна 'пятно (на теле)', в.-луж. mora 'Schmutzige, Braimstreifige (Kuhnanie)' и др., ср^ лит. moral, pi. 'плесень', греч. aoo'j/o; 'темный' (Schuster-Sewc. Histor.-etym. Wb. 12, 886). Ср. *moriti (: русск. морить 'красить с помощью кипячения, щелочения, прижигания и др.').

*marenьje: польск. marzenie, род. и. -а, ср. р. действ, по гл. marzi/cy 'мечтание, греза; сновидение; предмет мечтаний, идеал; блаженство, наслаждение' (Warsz. 11, 891), русск. диал. маре чье, род. п. -л, ср. р. 'сильный зной, духота (обычно перед дождем, грозой' (сарат.) (Филин 17, 372), укр. марення, род. п. -л, ср. р. дейст-з. и состояние по гл. марити (Словн. укр. мови IV, 626), редк. маргння, род. п. -л, ср. р. то же самое, что марення (Там же, 628). Название действия, производное с суф. -ь]е от прич. прош. страд. *тагепъ (см. *maritl I).

*marěna I / * morěna: чеш. mar ana, mafena, mofena, morana, устар. morena, род. п. -г/, ж. р. 'смерть' (Jungmann II, 392), Mafena, род. п. -у, ж. р. (Там же, 393), 'богиня смерти' (Kott VI, 391), также morana 'богиня смерти у древних славян' (Там же, I, 1062), диал. mafena, mofena (=smrt\ smrtnica, smrtelnicka, sinrtofka) 'соломенная кукла в женской одежде, которую в страстное воскресенье девушки с пением обрядовых песен выносили из селения и, раздев, бросали в воду' (Bartos. Slov. 192), ср. mafdk: в некоторых селениях мальчики так же носили «mafdkaj> (= «smrt'dka», «smrVocha») (Там же), mafena ж. р. и mafak, род. п. -а, м. р. 'чучело в облике женщины или мужчины, которое подлежало уничтожению в страстное воскресенье' (= smrtka a smrtdk) (Lamprecht. Slovn. stfedoopav. 74), слвц. Marena, Morena, Morana и др. 'кукла в ежегодных народных обрядах, олицетворяющая смерть зимы' (Machek2 373), ст.-польск. marzana ж. р. 'кукла, символизирующая в славянских народных обрядах зиму' (S1. polszcz. XVI \v., XIII, 185), польск. диал. marzana, тагzaima, marzena, marza ж. р. 'соломенная кукла, которую носят но улицам во время одного из сельских праздников'; ?т<) же, что manija (Warsz. II, 891), marzana, marzena, marza: «... в воскресенье четвертой (средопоетной) недели Великого поста после богослужения деревенская молодежь, собравшись на площади, наряжает соломенную куклу в женскую одежду. Эту куклу («marzana»), насаженную на высокий шест, выносит самый сильный из парней. .., а дети идут за ним и поют песню.. . Девушки раздевают куклу и иод веселые крики бросают в реку. . .» (SI. gw. p. III, 121), укр. марена, род. п. -на, ж. р. 'чучело, которое делают в праздник Ивана Купалы' (Гринченко II, 406), см. также мара или марена 'чучело, которое носят при встрече весны, 1 марта, по улицам и поют веснянки' (Даль3 II, 777 с пометой «малорос.»). Наиболее вероятным представляется толкование в связи с слав, гнездом *тег- 'умирать' (Kott I, 1062; Machek2 373), см. *merti, *тъго, *тогъ 'умирать; смерть, мор' «и.-е. *тег~, *тегэ- 'умирать'), причем, очевидно, *тогёпа ^> *тагёпа (о ]> а, удлинение). Показательно, что в чешских говорах синонимами слов marena, точена служат smrt\ smrtnica, smrtelniска, smrtoJka, smrtka (см. выше), см. еще польск. диал. тог = marzana: Wynieslismy тог ze wsi, Latorosl niesiein do wsi' (SI. gw. p. Ill, 491). Это естественно, так как речь идет о народных обрядах, посвященных проводам зимы, в которых чучело (кукла) было символом зимы, ее смерти (празднества заканчивались его уничго кеннем — потоплением, сжиганием или раздиранием на части). Как отмечал Е. Романов, сжигание соломенного чучела — Мари в ночь на К у пал у было принято и в Белоруссии (Е. Р. Романов. Белорусский сборник, вып. 8. Вильна, 1912, 208: «. . .молодежь в ночь на Купалу делала из соломы чучело Марй и с песнями несла его за околицу. . . и сожигала на костре Мару» — Цит. по: II. Н. Белецкая. Языческая символика славянских архаических ритуалов. М., 1978, 97). См. еще свидетельство П. Сумцова: «.В Малороссии на Купалу, а в Великороссии на маслянице обычно обрядовое употребление соломенного чучела ИЛИ куклы. . . Девушки, изредка нарубки, справляют чучело «Марену» из соломы, жгучей крапивы и черноклена. . , ее убирают венками, лентами, цветами, танцуют вокруг нее, поют песни и потом бросают ее в реку с притворным плачем или разрывают на части. . .» (Н. Ф. Сумцов. Культурные переживания. Киев, 1890, 143, 1471.— Цит. по тому же источнику, см. выше). Согласно Голомбу (Z. Golab. Essays R. Jakobson 1967, 1, 779—780), к укр. марена, диал. мара, польск. тагzana, чеш. marena, тагапа следует присоединять болг. диал. (Странджа) мара лишанпа 'название народного обычая, когда весной девушки хоронят куклу, оплакивая ее и пр.', диал. Мара и Лишанпа 'народный обычай, согласно которому топят в воде изображение демона смерти', затем — к *тага (русск. марй 'призрак', цслав. мара 'потеря сознания' и др.), далее— к *merti, *тъго (см.). Ср. *тога (см.).

*marěna II: чеш. marena, род. п. -у, ж. р. 'раст. Rubia tinctorum, марена красильная, крапп; раст. Anchusa tinctoria L., красильная трава; раст. Rubia silvestris L.' (Jungmann II, 393), marina, род. п. -у, ж. p., marina barvifskd 'раст. Rubia tiuctorum" (Kott I, 979), елвц. mare па бот. 'марена', таrena, тогепа 'марена' (Kalal 323), ст.-польск. marzanna 'раст. Rubia tiuctorum L.' п др. знач., а также marzawa 'раст. Rubia tiuctorum L.' (SI. stpol. IV, 166—167), польск. marzana, marzanna бот. 'раст. Rubia tiuctorum' н др. (Warsz. II, 891), др.-русск. марена (морена) ж. р. 'марена' (Астрах, а. Л!) 2228. Наказ, ст. 42. 1650 г.), 'красная краска из корня марены' (ДАН VII, 260. 1678 г.) (СлРЯ XI—XVII вв. 9, 30), русск. марена, род. п. -ы, ж. р. бот. 'трава с желтыми цветами и толстым корневищем, из которого добывается красная краска — крапп' (Ушаков II, 145), марена 'раст. Rubia tinclorum, бруок, крапп, марз(ж)ан, красильный корень, растущий на прикаспийских степях и разводимый на Кавказе' и др. раст. (Даль3 II, 780), укр. мареча бот. 'раст. Rubia L., марена' (Укр.-рос. словн. II, 485), 'травянистое растение с желтыми цветами и толстым корневищем, из которого добывают красную краску' (Словн. укр. мовн IV, 626), 'раст. Rubia tinclorum' (Гринченко II, 406). Трудное слово. Миклоптич дает его без толкования (Miklosich 183), Преображенский, Голуб и Копечный считают неясным (Преобр. I, 510; Holub—Кореспу 217), Брюкнер также пишет о трудностях интерпретации в связи с тем, что данным названием обозначают не только красящее раст. Rubia tine torum, но и лекарственное Chrysanthemum parthenium и другие (Bruckner 323). Фасмер справедливо отвергает родство слав, слов с лит. таг пака 'Galium', лтш. mamakas то же (см. К. Буга. Славяно-балтийские этимологии. — РФВ LXVII, 1912, "243), а также с греч. pipaiVjv 'фенхель' (С. С. Uhlenbeck. Kurzgefa3tes etymologi.sches Worterbuch der altindischen Sprache. Amsterdam, 1898—1899, 222) и классифицирует лтш. mar an as 'раст. Galium' как займете, из слав. (Фасмер II, 573). Сам же Фасмер (Там же), вслед за Вернекером (Berneker IT, 18) и Зубатым (AfslPh 13, 430 и сл.), принимает версию о связи *тагёпа с *marati (русск. марать), которая, однако, также вызывает ряд вопросов как в отношении словообразовательной структуры слова (суф. -ёпа? -епа?), так и в отношении его семантики (данным названием обозначаются весьма разнообразные растения, в ряде случаев никак не связанные с красной краской (или окраской), как, напр., Chrysanthemum parthenium), ареала распространения названия (польск.чеш., а для русского предполагается польский источник — так см. Преобр. I, 610; Bruckner 323) и самого растения (см. выше примечание Даля о его произрастании в прикаспийских степях и на Кавказе). Все это ставит под сомнение исконный характер рассматриваемого слова, •> чем косвенно могут свидетельствовать и его наиболее известные, в частности, в русском, синонимы, являющиеся заимствованиями (крапп, маржан, бруск). Махек сопоставляет слав. *тагёпа с лтгп. тагаnas (что уже отвергалось), шв. тага и фин. matara, обозначающими растения («druhy Galia»), интерпретируя их как «праевропейские» (Machek2 352). Неприемлема версия Оштира (*та-гёпа < *[w]re\d]n-\ прагреч. [F]?s6av) (К. Ostir. Predslovansko *sebbrb 'zadrugar'.— Etnolog IV, 1930, 5). Так или иначе остаются сомнения в исконном характере данного слова и потому включение его в словарь проблематично.

*marěti: ст.-чеш. mdfeti 'погибать, пропадать' (Ст.-чеш., Прага), 'слабеть, ослаблять' (Novak. Slov. HLH. 60), чеш. диал. mdfeti (Kott. VII, 1321: в диалект.), слвц. диал. mar(i)et' 'погибать* (Kalal 933), н.-луж. стар. (XVII в.) marjes 'вянуть от солнечного зноя' (Schuster-Sewc. Histor.-etym. Wb. 12, 887). Гл. на -eti, соотносительный cv *mariti I (см.) и *mara (см.), *тагъ (см.). См. Schuster-Se\vc. Histor.-etym. Wb. 12, 887; Т. Шимански. Из бьлгарските диалектнн архаизми.— БЕ 1984, XXXIV, 4, 350.

*mariti (sę) I: болг. диал. мари са 'греться, согреваться' (Т. Стойчев. Родопски речник. — БД V, 186), мара 'держать на солнце', — се 'греть на солнце или на огне' (БЕР III, 660), сербохорв. диал. марити 'греть, нагревать (обычно под солнцем или около огня)' и марити се 'греться на солнце; греться, нагреваться у огня' (РСА XII, 128), по-видимому, ст.-чеш. mafiti 'портить, уничтожать; тратить' (Gebauer II, 31р), 'проматывать, растрачивать' (Novak. Slov. Hus. 60), чеш. mafiti 'портить, терять, лишаться, губить' (Jungraann II, 394), слвц. mariV sa 'представляться, казаться, видеться неясно, мерещиться, чудиться' (SSJ II, 98), очевидно, также marW 'мешать, портить, срывать; тратить без пользы, расточать' (Там же), см. еще диал. mar if sa 'сниться' (Kalal 323—324), mar(i)et9 'мечтать, думать, размышлять' (Там же, 323), ст.-польск. marzyc 'мечтать, грезить, воображать (себе), фантазировать, представлять себе ошибочно, somniare' (SI. stpol. IV, 167), 'видеть во сне; мечтать, фантазировать; нести вздор' (SI. polszcz. XVI w., XIII, 187), польск. marzyc 'видеть во сне, грезить; размышлять, мечтать, фантазировать, страстно желать, вздыхать по чему-л.' (Warsz. II, 892), диал. 'размаривать, приводить в бессознательное состояние; говорить небылицы, дурачить' и marzyc sie 'сниться, представляться (о чем-л. иллюзорном)' (Там же, см. также SL g\v. р. Ш, 122), словин. редк. maf'ec 'мечтать, грезить' (Sychta III, .)4), та fee 'мечтать, грезить, видеть во сне' (Hamult 97), тагэс 'видеть во сне, видеть сон; грезить, представлять мысленно, воображать себе' (Lorentz. Pomor. I, 490), русск. диал. мирить 'парить (о сильном зное, духоте перед дождем, грозой)', мирить безл. (сев., вост., арх., нижегор., сарат.): «марит в знойное лето, когда все изнемогает от припека солнца, земля накаляется, ни кние слои воздуха пламенеют и струятся, искажая отдаленные предметы, которые мельтешат, играют; марит перед грозою, когда воздух душный, пот и слабость одолевают; также во время лесных палов, когда воздух становится мутным, горкнет и среди мглы солнце стоит тусклым багровым шаром, марит и в раннюю весну, когда солнце знойно припекает груды рассыпчатого снега, полой и тонкую грязь, а волнистые пары производят то же, что знойные летние испарения; меня марит, клонит ко сну, развязало все суставы и отуманивает, одуряет; парит или морит, я раскис и дремлю наяву» (Даль3 II, 777), марйтъ, безл. 'струиться над землею парам, поднимающимся в теплую погоду во время таяния снегов' (арх., нижегор.), 'печь солнцем' (сарат.), 'приводить в изнеможение, наводить сон' (иркут.) (Опыт HI), марйтъ, -ит 'обжигать, обдавать сильным жаром' (Словарь русских говоров Мордовской АССР М—Н, 15), марйтъ 'парить (о погоде)' (Сл. Среднего Урала II, 117), марйтъ, -ит 'парить (о сильном зное, духоте перед дождем)' (Словарь русских старожильческих говоров средней части бассейна р. Оби. Доп. II, 259), марйтъ, -рыт и -рйт, безл. 'парить (о сильном зное, духоте перед доадем, грозой)' (нижегор., влад., арх., пенз., том., сибир., олон., каз., вят. и др.), 'о наличии марева (переливающегося воздуха у поверхности земли в солнечную пегоду)' (север., вост., у рал., волж., пенз., арх., сиб.), 'сильно утомлять, расслаблять, клонить ко сну' (волог., новг., ленингр., кал уде., тамб., яросл. и др.) (Филин 17, 373), укр. марити 'мечтать, грезить, бредить' и маритися, -риться 'грезиться', редк. 'мечтаться', безл. 'мечтаться' (Укр.-рос. словн. II, 489), мйрити то же, что, мр1яти, а также 'бредить в горячке' и млритися 'представляться, вооэракаться, мерещиться, грезиться' (С юзн. укр. мозп IV, 623), мгр'лтг 'грезить, мечтать' и маршпигя, -риться безл. 'грезиться, предотазляться, сниться' (Гринченко И, 406), и, возможно, блр. диал. марыць 'морить, томить' (Янкоза 190), см. еще чегн. стар. о-тагШ 'утомить, сделать слабым' (Kott П, 337).—Сюда же производные польск. marzjcie1, marzenle: 'мечтатель, фантазер, идеалист' (Warsz. II, 892), marz'jdlo: Mnie, \vidza,cego usbawicznie jakies marzydta, sroga gora,czka powaliJa na loze (Там же), русск. марливое солчце 'когда оно марит, когда человек и вся природа изнемогает под знойными лучами его' (Даль3 II, 377; также Филин 17, 375 со ссылкой на Даля) и др. Глагол на -Ш, очевидно, производный от *тагъ (см.), *тага (см.) (Фасмер II, 573; БЕР Ш, 660). В отношении чешского mariti в знач. 'портить, губить; нарушать; растрачивать' (см. выше) (сюда же слвц. mariC в аналогичных значениях) существует мнение А. Мейе, что это каузатив с вокализмом о к ст.-слав. тъгд, mreti (тип — baviti) (А. МеШеЬ. Les alternances vocaliques en vieux slave. — MSL t. 14, f. 4, 1907, 378). Данную точку зрения разделяет и Махек, который, неправомерно расчленяет чешский глагол на два: I. 'уничтожать, губить', для которого он принимает интерпретацию Мейе, и П. 'нарушать (планы, надежды), тратить', связываемый им с др.-в.-нем. marrjan 'препятствовать, мешать, нарушать (сон)', англ. таг 'портить' (Machek2 353). Однако отделение чешского глагола от слав. *тагШ I не кажется убедительным, так как значения 'губить; нарушать; тратить' могут быть результатом семантического развития первоначального 'делать слабым, ослаблять', ср., в частности, русск. марит (перед грозою) 'когда пот и слабость одолевают' (см. выше), чеш. стар, o-mafiti 'утомить, сделать слабым' (см. выше), а также ст.-чеш. mdretl 'слабеть, ослаблять' и, наряду с этим, 'погибать, пропадать' (см. выше), слвц. диал. таг(1)еС 'погибать' (см. выше). Так, согласно Зубатому, чеш. maflti в знач. 'губить; тратить; разбивать (надежды)' связано с *тагг, *тага и др. (J. Zubaty. Slavische Etymologien. — AfslPh XVt, 1894, 398), а, согласно Фасмеру, — с русск. мара и др. (см. *тага) (Фасмер II, 571). См. ещ-е Младенов Е11Р 281; Шпмански. Из българскнте диалектнп архаизми. — БЕ XXXIV, 1984, 4, 349—350 (о глаголах со знач. 'сильно нагревать', восходящих к *тагШ); Ж. Ж. Варбот. Праславянская морфонология, словообразование и этимология. М., 1984, 31, 136.

*mariti II, *marati II: болг. (Дювернуа) март 'забочусь' (обыкновенно с отрицанием) и (Геров) март (только с отрицанием) 'пренебрегать, не радеть', маря (только с отрицанием) 'не обращать внимания' (РВЕ II, 56), маря разг. 'заботиться, беспокоиться; уважать, почитать' (Речник РОДД 250), диал. марем (обычно с отрицанием) 'пугаться, бояться' (Стоиков. Банат. 137), сербохорв. сев.-зап. mdrati см. mdriti (RJA VI, 469: с XVTI в., Белостенец, Стулли, у кайк. автора), mdriti 'curare, заботиться, хлопотать, беспокоиться' (RJA VI, 477: с XV в.), стар, mariti se то же (Там же), диал. (чак.) morit то же (Hraste—bimunovic I, 563), см. также устар. марати 'принимать во внимание, обращать внимание, иметь желания, выражать склонность' (РСА XII, 127), марити то же и 'ощущать склонность, любить; терпеть, выносить; любить какую-то пищу или питье (напиток); хотеть, желать; стараться, прилагать усилия, стремиться, настаивать', устар. 'иметь надобность, быть обязанным; жалеть; быть против чего-л., упрекать, принимать близко к сердцу', диал. 'ощущать неловкость, быть чутким' и др., а также марити се 'ощущать взаимную склонность, симпатию; терпеть друг друга', безл. 'выражать любовь, желание к чему-н.; обращать внимание, касаться (PGA XII, 128), слозен. marati "заботиться, печалиться; принимать во внимание, желать, хотеть' (Plet. I, 551), marati 'обращать внимание; хотеть' (Хостник 105), диал. marati (Тоraineo 126).—Сюда же производи, на -ьпъ *тагъпъ: сербохорв. miran "хлопотливый, заботливый' (RJA VI, 469: с XVI в.), макед. не-марен 'невнимательный' (Конески I, 488), словен. mdren, прилаг. 'заботящийся о своей чести; внимательный, старательный, точный', ne-mdren 'невнимательный, небрежный, неопрятный, мерзкий' (Plet. I, 551; 690); на -ъНиъ: болг. диал. марлыф 'старательный, прилежный, усердный' (Стоиков. Банат. 137), макед. марлив ^старательный, усердный' (И-С), сербохорв. mar\iv, прилаг. 'хлопотливый, заботливый, внимательный, трудолюбивый' (RJA VI, 485: с XVIII в.), мар/ьив, -а, -о то же и 'приверженный, преданный' (РСА XII, 135), словен. marljiu, прилаг. 'прилежный, трудолюбивый, старательный' (Plet. I, 552), см. еще (согласно (RJA) отглагольное сущ. *тагъ: сербохорв. таг, м. р. 'забота, беспокойство' (RJA VI, 467), мар, м. р. 'забота, старание; внимание; преданность делу, прилежность, труд' (РСА XII, 116), а также таг, ж. р. (2 примера XVI в.) (RJA, там же), таг ж. и м. р. 'забота, попечение, беспокойство' (Vlazuranic I, 630), тага, ж. р. то же (RJA VI, 467: 1 пример, XVIII в.), словен. таг то же; здесь же наречия: сербохорв. таг 'лучше, охотнее; по крайней мере' (RJA VI, 466—467; Mazuranic I, 630) и словен. mar, mdri'.mar mi je koga 'мне есть дело' и 'лучше, скорее' (Plet. I, 550; 551—552; Хостник 105). Версия Миклошича о заимствовании из др.-в.-нем. mart в unmarl 'незначительный; безразличный' (Vliklosich 183) не получила поддерккн. ВОЛЬШИЕЮТВО исследователей принимают трактовку данных южнославянских слов в качестве исконных, восходящих к и.-е. *(s)mer- 'думать, помнить, вспоминать, заботиться', объединяемых с др.-инд. smdrati, авест. marati = smarati 'помнит', греч. ij.spp.epa. 'забота', лат. тетог, memoria 'память', др.-в.-нем. тогпёп 'заботиться', а также др.лит. mereti 'заботиться' и др. (Solmsen, Jagic-Festschrift э78; Ст. Младенов. Славянские этимологии. 9. Южнослав. таrUL — РфВ т. LXV, вып. 2, 1911, 367—369; Berneker II, 22; Pokorny I, 969; Skok. Etim. rjecn. II, 375 (трактует шriti как деноминатив); Bezlaj. Etim. slovar sloven, jez. II, 166—167). В последнее время Л. В. Куркина развивает мысль о генетическом единстве сербохорв. marati с moriti, высказанную авторами Загребского словаря (RJA VI, 467: таг) (•Л. В. Куркина. Славянские этимологии. — Этимология 1985. , М;, 1988/11—13).

*marivo: слвц. книжн. marivo ср. р. 'видение, мираж' (SSJ II, 98), а также поэт, 'марево', русск. марево, род. п. -а, ср. р. мираж; переливающийся видимый слой теплого воздуха у поверхности земли (в солнечную погоду)', 'зной при мутной белизне воздуха, с мрачностью, мглою низших слоев его, и малой прозрачности; сухой туман; мрачность при ясной погоде; во время лесных палов стоит марево. . ., в южных и восточных степях знойное и ясное лето рождает марево, мороку, подвод, мираж: нижние слои воздуха, на глаз чистые и прозрачные, отражают и искажают мелкие степные предметы (кустики, бугорки) в самых разнообразных образах и притом являют подобие обширных вод, позадь которых видится заселенный берег; вблизи все это исчезает или, изменяясь разнообразно, уходит от путника все далее вперед. . .' (Даль3 П, 778), диал. марево, род. п. -а, ср. р. 'туман, покрывающий в летнее время леса близ рек; он служит предвестием хорошей погод ы' (арх.), 'воздушные призраки' (иркут., нижегор., олон., оренб.) (Опыт 111), 'летние, от сильной жары, испарения из земли и происходящие от того тусклость неба и воздуха' (Нодвысоцкий 88), 'туман' (Сл. Среднего Урала II, 117),. марева, мн. 'переливающийся видимый слой теплого воздуха у поверхности земли (в солнечную погоду); марево' (юж.-сиб., арх.), марево 'знойная мгла, сухой туман' (сиб., вост.-сиб., камч. и др.), 'туман' (сиб., волог., олон., арх., ср.-урал., сиб.), 'испарения в жаркий знойный день' (енис, беломор., чкалбв.), 'зарево, закат' (арх., влад., курган.), 'яркий закат солнца' (арх.), 'луч солнца' (арх.), 'зарница' (костр.), 'жаркий солнечный день' (влад.) (Филин 17, 371), марева, род. и. -ы, ж. р. 'темное, холодное, с сырыми туманами время' (олон.), 'туман, вредный для растущих хлебоа, овощей, фруктов' (перм., челябин.) (Там же, 370), укр. марево 'призрак, мираж; видение', кннжн. 'марево; туман' (Укр.-рос. словн. II, 485), 'мираж: видение; переливающийся слой теплого воздуха вблизи земли (особенно в жару); сухой туман' (Словн. укр. мови IV, 626), 'сухой туман, волнующиеся испарения; мираж, обманчивое видение' (Гринченко II, 405), блр. марыва ср. р. 'дымка; (призрачное видение) марево, хмираж' (Блр.-русск. 439), марава ж. р. 'марево, мираж' (Байкоу—Некраш. 166). Производное с суф. -{i)vo от гл. *mariti I (см.) или субстантивация прилагательного *marivb(jb) (см.). См. Фасмер П> 573 («от мара, мар»); Berneker II, 21.

*marivъjь: слвц. поэт, marivy 'изменчивый', русск. диал. маревой 'покрывшийся мелкой рябью, помутневший' (Сл. Среднего Урала II, 117), маревый, -ая, -ое 'покрывшийся рябью, неспокойный (о поверхности реки, озера и т. п.)' (ср.-урал.) (Филин 17, 371). Прилагательное, производное с суф. 4иъ(]ъ) от гл. *mariti I (СхМ.), ср. *mariuo (см.).

*mar'a: чеш. устар. таге, род. п. -е, ж. p. 'Maniam, marzi' (Jungmann II, 393), словин. устар. тага, род. п. -е, ж. р* 'полусон' (Sychta III, 53), русск. диал. миря ж. р. 'мана, блазн, морока, наваждение' (Даль3 II, 776). Родственно *mara I (см.).

*marǫga: словен. margga ж. р. 'пятно; рыжая с темными пятнами корова, кличка овцы' (Plet. I, 552), 'пятно; пегая корова' (Хостник 105), диал. maroga: тагйэ^а (Tominec 126). Производное с суф. -?ga, точнее субстантивация прилаг. *гааrygb (: *morqgb) 'пестрый, пегий' (^>'пестрое, пегое животное')— к праслав. *тог-\-*таг- 'о темном, пестром' <^ и.-е. *тег-\*тог- то же (Slawski. Zarys. —SJownik praslowiaiiski I, 67). Родственно *marati (см.) ('.vlikloscih 183; Berneker II, 18; Фасмер II, 576 («от марать»); Bezlaj II, 168) и *mara II (см.). 13 СлРЯ XI—XVII вв. (9, 31) сюда же присоединяется др.-русск. маругъ (Сильв, сб. XIV в.) (Срезневский II, 113), для которого реконструируется (со знаком вопроса) значение 'тьма, мрак'. По мнению О. Н. Трубаче.т, русск. диал. марушка 'пятдо' (см. в статье *mara II) допустимо интерпретировать не только как *marusbka, но и как *marqzbka (в последнем случае — как производное от *marog-). Ср. *morogb. (см.).

*mаrъ: русск. диал. мар м. р. 'сухой туман или мгла, знойный и тусклый, мрачный воздух', том. 'сон' (Даль3 II, 777), иркут. 'жар солнечный' (Там же; Опыт 111), 'обгорелый лес' (Элиасов 196), 'солнечный зной' (юж.-сио., иркут., сиб.), 'сон, дремота' (том.) (Филин 13, ЗВ7).—Сюда же болг. (Геров) марач,& ж. р. 'зной, жара', мараня 'марево; жара, зной' (ВТР3 Ш), диал. мърич'а 'жаркое время, жара' (Н. Ковачев. Севлиевско. — ВД V, 31), марина 'жара' (ВЕР III, 662). Обычно связывают с греч. ацароззси 'сверкаю', ааармут, 'блеск, сверкание', uapuipso; 'блистающий, сверкающий', aapij/xipa) блистать, сверкать, гореть, как жар', ;j.alpa (*aapia) 'Сириус', др.-инд. miriols, marlci ж. р. 'луч', mariclka 'мираж' (Solmsen. Jagic-Festsohrift 579 и сл.; Berneker II, 21—22; Фасмер II, 571,) и относят к и.-е. *тег- 'сверкать, мерцать' (Рокоту I, 733—734). См. еще .Miklosich 183; BEiJ III, 662— 663L а также D. Detschevv. Die thrakhchen Sprachreste. Wien, 19o/, 287. Однако едва ли возмолшо отделять *тагъ о?*тага (см.), так как, кроме формальной близости (оэщая основа *таг~), обращает на сеЗя внимание семантическая близость (г>р. русск. том. мар 'сон' (см. выше) и польск. шага 'сновидение' (см. выше), а также затруднения, возникающие при попытке соотнесения некоторых слоа—с *тага или с *тагъ (см., в частности *mcirho). Причем семантический признак, поло кенный в .оснозу *тага и *тагъ, по сути дела, один и тог же — 'колебать(ся)' (: 'кивать, махать' и "быстро двигаться), трепетать, мелькать' ->'мерцать, сверкать'). Нркнм примером совмещения данных значений может служить сущ. *mariio: русск. марево 'мираж; переливающийся видимый слой теплого воздуха у поверхности земли (в солнечную погоду)' (см. выше). Поэтому трудно полемизировать с Зубатым, который *тага и *тагъ дает в составе одного гнезда (J. Zubaty. Slavische Etymologien. — AfslPh XVI, 1894, 398).

*mаrъkъjь: русск. маркий 'что легко марает, грязнит или марается', маркий цвет или краска Принимающая вскоре грязноватый, мараный вид' (Даль3 II, 778), диал. маркой 'нечистый, неопрятный, грязный' (Подвысоцкпй 88), маркий, -ая, -ое и маркой, -ая, -бе 'линючий' (арх., ворон., тобол., амур.), 'неопрятный, грязный' (арх.), 'яркий' (арх., ворон.) (Филин 17, 374), блр. март 'маркий* (Блр.-русск. 438), маркий, прилаг. 'скоро могущий замараться; марающий собою другие вещи' (Носов. 260), ср. также нареч.: русск. диал. марко 'грязно. . . (Филин 17, 374), блр. марко 'нечисто' (Носов. 280), марка 'нечисто, грязно' (Байкоу—Некраш. 166). Прилагательное с суф. -ъкъ()ъ), производное от гл. *marati (см.). Древность проблематична.

*mаrь: русск. диал. марь, род. п. -и, ж. р. то же, что марево, арх. марь ж. р. 'подымающиеся вверх испарения, туман' (Даль3 II, 777), 'жара, пекло' (Диттель. Сборник рязанских областных слов. — HV. Ст. год восьмой. СПб., 1898, в. II, 217), 'туман' (Словарь русских говоров Мордовской АССР, М—Н, 15), 'летние, от сильной жары, испарения из земли и происходящая от того тусклость неба и воздуха' (Подвысоцкпй 88), 'переливающийся, струящийся слой теплого воздуха, наблюдаемый в теплую погоду' (арх., ряз., тул.), 'испарения от земли летом в жару' (арх.), 'жаркая погода, жара' (ряз.), 'полоса прозрачного тумана, дымки; считается приметой хорошей погоды на следующий день' (арх., краснояр.), 'изморозь (петерб.) (Филин 17, 379). Парадигматичесьий вариант к *тагъ (см.), *mara 1 (см.).

*mаrьnъjь I: болг. (Геров) мирный, -рънъ и -ренъ, -рна, -рно, прилаг.: марна вода 'тепловатая вода', диал. марен 'тепловатый' (БТР), маран, марен, прилаг. то же (Стойчев ЕД И» 204), марен, -рна, -рнб, -рнй, прилаг. то же (Материала за българския р-Ьчникъ. От гр. В.-Търново. — СбЮ XIV, 205), мирна, прилаг. 'тепловатая (о воде)' (Еожкова БД I» 254), марна уда 'тепловатая вода' (Попгеор! йен БД 1, 2J2), русск. диал. мирный: ларный сень, л арнсе лето 'знойнее, которое морит, томит; сухое, удуиливсе, мглистее' (Дсль3 П, 777), см. еще: солнце стоит лмрно без лучей и блеску, тулгек. марно ВХМ. хмарн'о 'пасмурно', иркут. 'жарко, тепло, парно (Там же), мирный 'жаркий, теплый, парный' (Спыт 111: иркут.), марнбй 'жаркий, душный' (Иркутский областной словарь И, 21), вероятно, также парней 'серовато-еннии (Сл. Среднего Урала II, 117), маркой, -ая, -бе и мирный, -ая, -ое 'жаркий, душный' (юж.-сиб., пркут., арх., перм., краснояр.), 'пасмурный, до кдлизый' (иркуг.), 'серовато-синий' (ср.-урал.) (Филин 17, 375). Прилаг., образованное с помощью суф. -ъпъ(]ь) от сущ. *пгагъ (см.) или гл. * mar Hi 1 (см.). Такие примеры, как русск. диал. марчбй 'пасмурный, дождливый' (иркут.) (Филин 17, 375) или тул. март вм. хмарно 'пасмурно' (Дал >3 II, 7 77), марно 'пасмурно' (Словарь русски* старо кильческих говоров средней части бассейна р. Оби. Доп. II, 259), см. еще укр. диал. маревчо 'хмарно' (П. С. Лисенко. Словник пол1ськнх говор 1в 122), могут свидетельствовать в пользу связи *хтага, *хтагъпъ]ъ (с я-экспрессивн.) непосредственно с *mara I (см.), *тагъпъ]ъ I (см.).

*mаrьnъ(jь) II: слозен. miren, -та, при лаг. 'бесполезный, тщетный, ничтожный' (Plet. 1, 551), ст.-чеш. тагпу, прилаг. 'бесполезный, напрасный, тщетный, пустой' (Gebauer 317), чеш. тагпу, прилаг. 'безуспешный, бесполезный; несбыточный, неосуществимый; пустой, бессодержательный, ничтожный; тщеславный, высокомерный, мелочный'; тагпу 'бесполезный, напрасный, негодный; необоснованный, неистинный; nestuly; склонный к бесполезным, пустым занятиям; болезненный, хилый' (Kott I, 93()), 'напрасный, бесполезный; худой, болезненный, слабый, хилый; маленький' (Там же, VI, 934), 'пустой; бесполезный, напрасный, негодный; необоснованный, неистинный; неустойчивый; склонный к бесполезным, пустым занятиям; болезненный, хилый' (Jungmann II, 395), диал. 'плохой, скзерный' (Hosek. Ceskomorav. II, 139), тгпгг 'слабый, плохо выглядящий' (Кореспу. Urc. Н2), ст.-слвц. тагпу, прилаг.: Nema take zadny bozejnik k pravu stati nez tfi hodiny (!) prava (!) proti svjinu iKepfiteli о тагпу (?) kus 132 (in eynem geheekten dinge) (^ilinsk. kn. 234), елвц. mirny, прилаг. 'напрасно истраченный, бесполезный, без/спелшый; ничего не стоящий, ничто кный, пустой; расточительный, напрасный' (SSJ [[, 99), а также 'маленький; несбыточный; кокетливый; напрасный, тщетный, бесполезный; ничто кный' (Kalal 324), диал. inami, притаг. 'матен/жни7 (G'.anbei 550) и, возможно, mirni 'полный, спит иной' (Orlovsky. Се:пзг. 171), в.-луж. тагпу 'тщетный, напрасный, бесполезный; надменный' (Pfuhl 3-J2), н.-луж. тагпу 'тщетный, напрасный; кокетливый; раскосный, пышный' ( .luka St. 1, 831), ^т.-польск. тагпу 'ничто-кный, никчемный, заслуживающий иренебре кэнпя; плохой, достойный осуждения, бесполезный, ничто кн ли' (SI. stpol. IV, 162—3; Si. polszcz. XVI w., ХШ, 163—171), ср. также mamie, mar по 'напрасно, бесполезно, бессмысленно, глупо, безрассудно, беспричинно; оскорбительно, позорно, постыдно; зло, подло, мерзко, ннз^о; жестоко, болезненно, мучительно; тяжело; неудачно; некрасиво, безобразао, мерзко' (Там же, 159— 162), польск. тагпу (диал. miarny) 'бренный, преходящий, непрочный; пустой, напрасный, тщетный, бесцельный, бесполезный; истраченный без пользы, растраченный; ничтожный, никчемный, жалкий, мизерный; плохой, невзрачный, маленький', диал. 'некрасивый, безобразный', стар, 'непригодный, неподходящий' (Warsz. II, 885—886), диал. тагпу 'бедный, жалкий' (Bak. Kramsk. 106), 'убогий, жалкий, ничтожный' (Kucala 241), словин. marni, прилаг. 'безобразный' (Lorentz. Slovinz. Wb. I, 605), marni, прилаг. 'никчемный, плохой, жалкий, ничтожный' (Sychta VII (Suplement), 162), marni, прилаг. 'жалкий, бедный, несчастный, слабый, отвратительный' (Lorentz. Pomor. I, 488), marni, прилаг. 'мягкий, удобоваримый (leicht durchgelegen, durchgekocht)' (Там же, 496), русск. пек. мирный, -ая, -ое 'усталый, измученный, исхудалый' (пек.) (Филин 17, 375), укр. марнйй, марна, марке разг. 'худой, тощий, болезненный, бледный' (Словн. укр. мови IV, 631), марнйй, -а, -е 'напрасный, тщетный; даровой; незначительный, пустой; не имеющий настоящей ценности' (Там же, 630—631), марнйй, -а, -е 'пустой; тщетный, напрасный' (Н. Волын. у.), 'худой, болезненный на вид' (Гринченко II, 406), мирный, -ая, ~ое 'напрасный; тщетный; бесполезный' (Бпецький-Носенко 220), диал. марнйй 'бледный, худой' (Областной словарь буковинских гоЕоров 440), блр. мирны 'напрасный, бесполезный, пустой; тщетный' (Блр.русск. 438), диал. мирны, прилаг. 'слабый, исхудалый; небольшой; незначительный; плохой, скверный; несчастливый (Слоун. пауночн.-заход. Беларус1 3, 36). — Сюда же, по-видимому, цслав. замарънъ, прилаг. futilis (Mikl.), др.-русск. замарънъш (Нест. Жит. Оеод. 26) (Срезневский I, 927 без указания значения). См. еще субстантивированные образования (к *тага): болг. мирна название болезни, сходной с ревматизмом (Геров III, 50; БЕР III, 671) и марен (в проклятии) (Геров III, 50 и др.; БЕР III, 666; У. Дукова. Езнк и поетнка на българския фолклор. София, 111—112), с.-хорв. диал. марен, маран 'дьявол, сатана' (РСА XII, 119), далее см. укр. марник 'бес' (Гринченко II, 406). Данное прилагательное с суф. -ъпг(]ъ) не имеет общепринятой этимологии. Безлай считает его неясным (Bezlaj. Etmi. slovar sloven, jez. II, 167). Обычно оно рассматривается в связи со слав. *mara I (см.) и *mariti I (см.). См.: J. Zubaty. Slavische Etymologien. — AfslPh XVI, 1894, 398 (здесь же *тагъ); Преобр. I, 509—510 (также с включением русск. мар); Berneker II, 18 (справедливо отмечает неясность трактовки прилаг. *тагъпъ у Миклошича (Miklosich 184) и Меие (A. Meillet. Les al'ternances vocaliques en vieux slave. — MSL t. 14, f. 4, 1907, 380: *тагъпъ 'напрасный, тщетный, бесполезный, ничтожный' с вокализмом о сближается со ст.-слав. ИЗМ^ЪМА^ТЯ, 'изгрызут, обглодают'), интерпретирует лит. mamas 'пустой, ничтожный, преходящий, бренный' как заимствование из блр. яз.); Bruckner 322. Махек рассматривает *тагыгъ в связи с чеш. гл. mariti (см. *mariti), который он неправомерно членит на два (см. *mariti I), далее — к *merti, *тъгд (Machek2 352—353). Также к *merti, *тъгд — см. Варбот. Праславянская морфонология, словообразование и этимология. М., 1984, 136. Непосредственно от *mara I (см.) в знач. 'заблуждение, обман' его производят Голуб и Копечный (Holub—Кореспу 217: перв'онач. 'мнимый, ложный, обманчивый, нереальный' — ср. русск. мара 'призрак, привидение', польск. тага 'видение, привидение'); Фасмер (II, 575) также связывает с *тага, отсылая к русск. мара 'призрак, грезы, наваждение' и др. Шустер-Шевц считает *тагъпъ образованным от в.-луж. тага (*mara I, см.) 'персонифицированный образ (богиня) болезни и смерти' (Schuster-Sewc. Histor.etym. Wb. 12, 888—889: первонач. 'слабый, бессильный', затем 'слабый, плохой; ничтожный, малый, незначительный; бесполезный, напрасный'). Причем следует заметить, что русск. диал. марнбй 'тщетный, напрасный', марно 'напрасно', зап.-брян. (Miklosich 184), мирный тоже (ФасмерII, 575), как, впрочем, и марный 'усталый, измученный, исхудалый' (пек.), по-видимому, являются заимствованиями из зап.-слав. языков через белорусский, в котором оно также может быть неисконным. В отношении присоединения к *тагъпъ цслав. и др.-русск. замарънъ см.: Miklosich 184; Преобр. 1, 2ч1.—242; 510 (сомневается в правомерности соотнесения с *тагьпъ древнерусского замарънъ, как то делает Вондрак); Berneker II, 18 (со ссылкой на: Leskien._IF 19, 205); Фасмер II, 575.


Главная
О праславянах и их языке: Балто-славика | Хронология | Прародина | Мифы | Особые черты | Фонетика | Морфонология | Лексика | Грамматика | Фразеология | Ономастика | Библиография | Ссылки
Родственное по славянским языкам: Славяноведение | Книги по славистике | Церковнославянские язык и азбука | Межславянские проекты | Русские префиксы, суффиксы, корни и словари |
Вспомогательное: Индоевропейский праязык | Y-ДНК популяция R1a | Железный век Евразии | Древняя Русь | Славянские топонимы Германии
Славянские страны: Россия | Белоруссия | Болгария | Босния | Македония | Польша | Сербия | Словакия | Словения | Украина | Хорватия | Черногория | Чехия

© «Proto-Slavic.ru», Игорь Константинович Гаршин, 2012.
Дочерний веб-проект Сайта Игоря Гаршина.
Автор и владелец сайтов - Игорь Константинович Гаршин (см. Curriculum Vitae автора).
Пишите письма ( Письмо Игорю Константиновичу Гаршину).
Страница обновлена 17.12.2022