Словообразовательные суффиксы праславян

Суффиксы ИЕ языков и евролангов: ПИЕ аффиксы |
Объединённый праславянский словарь: А | Б | В | Г | Д | Е | Ѣ | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | Ѫ | П | Р | С | Т | У | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ю | Ѭ | Я | Ѩ
Праславянские словари-источники: Дерксен-Старостин | Покорный | ЭССЯ (Трубачев)
Слав. словари: Ц.-слав. | Русский | Белорусский | Болгарский | Лужицкие | Македонский | Польский | С.-хорв. | Словацкий | Словенский | Украинский | Чешский
Словари балтских языков: Прабалтский | Прусский | Ятвяжский
Русская тройка с санями - прародительница индоевропейской колесницы?

На этой странице будет информация о постпозиционных деривационных морфемах (т.е. словообразовательных суффиксах) в праязыке славян. Разделы страницы:

  • Модели праславянской деривации
  • Славянские суффиксы по алфавиту
  • Славянские суффиксы по значению
  • Славянские суффиксы по частям речи
  • Литература о праславянском словообразовании

Пока в разделах о суффиксах пусто - смотрите страницу о русских суффиксах).

Кому интересны родственные и хронологические сравнения - смотрите также страницы о суффиксах в русском, прусском и праиндоевропейском языках (последний тоже еще не наполнен).


Модели праславянской деривации

Праславянский язык – это некогда реально существовавший праязык, язык-основа, от которого произошли славянские языки. Лексический фонд праславянского языка являет собой реконструируемые силами современных учёных-славистов гипотетические языковые формы. На протяжении нескольких сот лет они подвергались дальнейшим фонетическим и грамматическим изменениям – в зависимости от языковых законов и закономерностей, регулировавших эти изменения в разные исторические периоды. Для восстановления лексем, составляющих основу праславянского языка, проводится анализ регулярных соответствий в языках различной степени родства: вначале в близкородственных, славянских языках, затем – в других индоевропейских языках. Таким образом, состав праславянского лексического фонда и морфем, образующих праславянские лексемы, в настоящее время весьма условен, и утверждать с абсолютной точностью принадлежность той или иной лексемы (или словообразовательной морфемы [!?]) к праславянскому языку мы не можем. Тем не менее, благодаря многолетним усилиям исследователей на основе проведённого ими анализа лексиконов современных славянских языков можно говорить о выделении некой совокупности деривационных средств праславянского языка.

В праславянском языке уже на стадии зарождения выделялись непроизводные и производные слова и средства их производства. Наиболее популярные способы словообразования – аффиксация (включающая префиксацию и суффиксацию) и сложение – были унаследованы праславянским языком из ещё более древнего индоевропейского языка [3, с. 46]. Наиболее древний, по мнению некоторых исследователей, способ суффиксации [3, с. 42-47] зародился в ранне-индоевропейский период: отдельные автономные лексические элементы, имеющие отвлечённую семантику, переходили в категорию суффиксов и затем использовались в качестве словообразовательных морфем при создании новых производных слов по уже существующим моделям. Немногим позже, в процессе распада индоевропейского языка (когда из его состава выделился праславянский язык), начинает развиваться способ префиксации. Лексемы, имевшие в индоевропейском праязыке статус наречий и предлогов, постепенно закреплялись за началом основ глаголов (реже – существительных и прилагательных) и затем становились полноценными префиксами.

Варианты классификаций праславянских суффиксов

Суффиксация по праву считается не только самым древним, но и самым распространённым способом образования праславянских слов. В настоящее время существует несколько классификаций праславянских суффиксов. Наиболее распространённой является семантическая классификация. Так, А.С. Мельничук приводит примеры праславянских лексем, образованных при помощи суффиксов со значением деятеля по роду занятий (формант -arь, напр., в лексеме *kožarь ‘козий пастух’ от *koža), со значением вещества (формант -ina, напр., в лексеме *agnętina «ягнятина» от *agnęt, см. *agnę), с семантикой места, помещения (формант -(ь)nikъ, образующий псл. *agodьnikъ – ‘ягодное место’, от *agoda) и др. [3, с. 52-56]. С точки зрения семантики и функционирования неподдельный интерес у исследователей вызывает суффикс -dlo/-(i)dlo/-tlo, восходящий к индоевропейскому языку. Этот формант является наглядной демонстрацией явления полисемии (многозначности) праславянских морфем. По семантике существительные на -dlo подразделяются на несколько групп: инструменты; вещества; части тела; различные пространственные понятия; агентивы; абстрактные понятия и др. [4, с. 195].

Несколько другую классификацию [парадигматическую] праславянских суффиксов предлагает Ж.Ж. Варбот. Исследователь разделяет древнерусские (восходящие к праславянским аналогам) форманты на группы. Критериями выступают образуемые этими суффиксами парадигматические классы имён существительных. По мнению Ж.Ж. Варбот, праславянские суффиксы -ьсь-, -čь-, -охъ-, -unъ-, -otъ- и др. образовывали имена существительные с основой на *-o- (*-jo-) мужского рода, форманты -dlo, -ьjе и др. участвовали в образовании имён существительных с основой на *-o- (*-jo-) среднего рода, при помощи суффиксов -ьса, -ьjа, -ьka и др. формировались имена существительные с *-а- (*-jа-)-основой, а праславянские аффиксы -snь-, -znь- и др. образовывали имена существительные с *ĭ-основой [2, с. 108-109].

Ж.Ж. Варбот (вслед за А. Мейе) выделяет среди прочих критериев классификации суффиксов их вариантность. Праславянский язык перенял многие суффиксы индоевропейского языка. На их основе затем были сформированы новые словообразовательные морфемы. Распределение суффиксов, тождественных в той части, которая предшествует показателю типа именной основы (разным типам именных основ соответствуют различные парадигматические классы имён), может рассматриваться как показатель степени сопряжённости различных типов основ как в индоевропейском, так и в праславянском языке. С другой стороны, вследствие фонетических изменений конца слова в праславянском языке и последующего переразложения, сопровождающегося сокращением основ в пользу флексий, показатели типов основ трансформировались во флексии (или элементы флексий). Результатом таких процессов (при одновременной утрате связи лексического значения имён с их группировкой по типам основ) должна была явиться переоценка отношений тождественных по структуре суффиксов: для позднепраславянского периода появляется возможность рассмотрения этих суффиксов как парадигматических вариантов одного суффикса [1, с. 2]. Исследователь предполагает, что суффикс -ĕja имел вариант -aja (ср. укр. верéя, словен. veréja, польск. wierzeja, wierzaja ‘веревка, запор’), а вариантом суффикса -ĕjь служил формант -ajь, выделяет среди возможных вариантов суффиксы -lo/-olo/-dlo, -čь/-аčь, -ica/-ьn-ica/- ьnica и др. [2, с. 84].

Вопрос о большей или меньшей продуктивности тех или иных способов деривации праславянских существительных до сих пор остаётся открытым. Благодаря «Этимологическому словарю славянских языков», а также научным трудам, посвящённым праславянскому и древнерусскому словообразованию, мы можем выделить несколько продуктивных словообразовательных типов.

С точки зрения семантики все праславянские имена существительные, образованные суффиксальным способом, можно условно разделить на три основных словообразовательных класса:

  1. названия живых существ,
  2. названия конкретных предметов и явлений,
  3. названия отвлечённых понятий.

Словообразовательный класс названий живых существ

Словообразовательный класс названий живых существ содержит названия лиц женского пола и названия лиц мужского пола, а также названия самок животных и детёнышей животных [3, с. 51-52].

В классе названий живых существ выделяется группа с семантикой наименования деятеля (мужского пола) по виду занятий, профессии, выполняемым действиям. Эти существительные образовывались, как правило, от глаголов при помощи суффиксов

Продуктивность словообразовательного элемента -telь резко возросла благодаря второму южнославянскому влиянию, а особенное распространение такие слова получили в XVIII веке. По данным словарей того времени, в широком употреблении их было более 500 [5, с. 281].

Суффиксы -ikъ, -ьnikъ, -ъkъ, а также суффикс -ęga служили в праславянском языке для образования имён существительных мужского рода со значением лица или предмета по свойству или признаку, которые определяют его отношение к предмету (занятию, кругу деятельности), названному мотивирующим словом: *danьnikъ ‘вассал’, ‘сборщик дани’ от *danь ‘дань’ (суффикс -ьnikъ) или от прилаг. *danьnъjь ‘данный’ (суффикс -ikъ); *babьnikъ ‘бабий угодник, бабник’ от *baba ‘женщина, баба’) (суффикс -ьnikъ). Еще одна группа с агентивной семантикой – существительные со значением деятеля по признаку отношения родства, территориальной принадлежности, образованные от существительных или прилагательных при помощи суффикса -anъ/-anjь (*bratanъ ‘сын брата, племянник’ от *bratъ ‘брат’) и др.

При помощи суффикса -yšь/yšа в праславянском языке образовывались имена существительные со значением лица (обычно невзрослого), характеризующегося признаком или действием, названным мотивирующим словом (*malyšь/*malyša ‘малорослый человек’ от прилаг. *malъ ‘маленький’, *golyšь ‘голыш, голый человек’ от прилаг.*golъ ‘голый’).

Для праславянских наименований лиц женского пола характерен суффикс деятеля ж. р. -eěa (*berěja ‘женщина, собирающая ягоды’ от основы глагола *bьrati ‘брать’ – *berǫ, *grеbĕja ‘женщина, сгребающая сено’ от *grеbti ‘грести, сгребать’), а также форманты -yni (*bergyni ‘ряженая девушка’, ‘береговая фея, русалка’ от *bergъ ‘берег’), -ul’a/-ul-ica (*bergul’a/*bergulica ‘береговая ласточка, стриж’ от *bergъ ‘берег’), -uxa (*babuxa ‘старуха, бабка’ – от *baba), -uša (*babuša ‘бабушка’ от *baba), -ušьka (*babušьka ‘бабушка, старуха’ от *baba), -ьja (*bajidlьja ‘знахарка, шептуха’ от имени действия на *dlo *bajidlo ‘колдовство’) и -ica/-ьn ica/-ьnica, который встречался также и у субстантивированных прилагательных (*agnica (суфф. -ica) ‘ягненок женского пола’ от *agn-, *avorьnica (суфф. -ьnica) ‘явор’ (название растения, ж. р.) от *avorь ‘явор’). Названия самок животных образовывались при помощи омонимичного суффикса -ica (*agnica ‘ягнёнок женского пола’ от *agnę ‘ягнёнок’).

Словообразовательный класс названий предметов и явлений

В словообразовательном классе названий конкретных предметов и явлений исследователи выделяют форманты, образующие наименования 1) орудий, 2) вещества, 3) части тела, 4) названия мест и помещений, 5) а также собирательные существительные.

Славянские суффиксы для названий орудий и инструментов

Названия орудий и инструментов образовывались, главным образом, посредством форманта -dlo и его вариантов -(i)dlo/-ov-idlo и -(а)dlo (*���badadlo ‘острие’ от осн. гл.*badati ‘колоть’, *moltidlo ‘цеп; молотилка’ от *moltiti ‘молотить’, *kosovidlo ‘часть косы’ от *kosa II ‘коса’, *kropidlo ‘кропило’, ‘лейка’ от *kropiti ‘кропить, окроплять’, *lěpidlo ‘клей’ от *lĕpiti ‘лепить’, *lomidlo ‘дубина, палка’, ‘долото’ от *lomiti ‘ломить, преломлять’, *klepadlo ‘клепало’, ‘молоток, колотушка’ от *klepati ‘клепать’, *kovadlo ‘наковальня’ от *kovati ‘ковать’) и др.

Продуктивными были и модели образования названий орудий и инструментов с формантами

Для образования названий рукояток орудий использовался суффикс -išč e- (*grabišče ‘ручка грабель’ от *grabja/*grabji ‘грабли’).

Славянские суффиксы для названий частей тела и веществ

Формант -(i)dlo характерен и для праславянских существительных, обозначающих части тела (*xodidlo ‘стопа, ступня’ от *xoditi ‘ходить’), и для имён со значением вещества (*bělidlo ‘белила’ от осн. гл. *bĕliti ‘белить’). Весьма популярным в праязыке славян был также способ образования веществ или продуктов с суффиксом -ina (*agnętina ‘ягнятина’ от *agnęt, см. *agnę ‘ягненок’, *govȩdina ‘говядина’ от *govȩdo ‘крупный рогатый скот’, *������korvina ‘коровья шкура’ от *korva ‘корова’).

Славянские суффиксы для названий мест и помещений

Для образования существительных – названий мест, помещений и вместилищ служили суффиксы

К классу названий мест и помещений относятся также лексемы, обозначающие пространственные понятия, – географические и функциональные. Часто словообразовательным формантом слов данной тематики служил суффикс -(i)dlo (*brodidlo ‘брод на реке’, ‘лужа, пруд’ от *broditi ‘идти вброд’, *kotidlo ‘логово’, ‘место окота’ от основы глагола *kotiti I ‘котиться, родиться, плодить’).

Славянские суффиксы для собирательных существительных

Собирательные имена существительные в праславянском языке образовывались при помощи суффиксов

В некоторых случаях могли выражать значение собирательности суффиксы -ьnikъ (*agodьnikъ ‘куст земляники; ягодное место; ягодное варенье’ от *agoda), 1-va/ъva (*dĕtъva ‘детвора’ от *dĕtь ‘ребёнок’). Суффикс -ika использовался для образования имен существительных со значением совокупности однородных явлений, названных мотивирующим словом (*arębika ‘рябина’ от *arębь или от *arębъ ‘куропатка’).

Словообразовательный класс названий отвлечённых понятий

Словообразовательный класс отвлечённых понятий в праславянском языке представлен существительными с формантами

Высокую продуктивность показывает суффикс со значением отвлечённости, собирательности -ьjе- (*mętьje ‘трение, растирание’ от причастия прош. страд. *mętь глагола *męti ‘тереть, потирать, протирать’, *ĕdenьje ‘поедание’ от прич. прош. страд. *ĕdenъ глагола *ĕsti ‘есть’, *abrędьje ‘саранча’ от *abrędъ ‘саранча’).

Особенности групп праславянских суффиксов в русском языке

Уже в праславянскую эпоху суффиксы могли выражать и эмоционально-экспрессивные значения. Так, праславянский суффикс -išč e-, помимо указанного выше значения, демонстрирует высокую продуктивность в словообразовательных моделях имён существительных с оттенком увеличительности (*dĕtišče ‘большой ребёнок’ от *dĕtь ‘ребёнок’, *golvišče ‘голова, башка’ от *golva ‘голова’). Наиболее продуктивным праславянским суффиксом с уменьшительно-ласкательным оттенком исследователи считают -ę-/-ęt- (*agnę ‘ягнёнок’ от основы *agn-) [3, с. 51–52].

В некоторых случаях обнаруживают уменьшительно-ласкательное значение суффиксы

Сравнивая словообразовательный характер слов праславянского и современного русского языка, можно говорить о высокой степени сохранности праславянских суффиксов в современном русском языке. Более того, русский язык, как и подавляющее большинство славянских языков, регулярно использует многие праславянские словообразовательные модели.

Русско-славянские суффиксы в классе названий живых существ

Так, в классе названий живых существ в современном русском языке, как и в праславянском, выделяется группа существительных мужского рода с семантикой деятеля, образованных от мотивирующих глаголов. Большинство этих лексем образованы в соответствии с унаследованным из праславянского языка словообразовательным типом с суффиксами

Что касается модели наименования деятелей с суффиксом -дло, то этот словообразовательный тип сохранился в современном русском языке, однако формант *-dlo трансформировался в -ло или -ла (в значении агенса: громила от громить, жарг. терпила от терпеть, меняла от менять).

Для образования имён существительных мужского рода со значением лица или предмета по свойству или признаку современный русский язык использует праславянские модели с формантами -ник (злоумышленник от злоумышление, разбойник от разбой), -яга (стиляга от стиль). Кроме того, существительные этой группы образуются при помощи суффиксов со значением деятеля -ач, -ец, которые расширили свою семантику: бородач от борода, усач от усы, богач от богатый; подлец от подлый, наглец от наглый, мерзавец от мерзкий, красавец от красивый.

Модель с суффиксом -ыш(а), служившим в праславянском языке для образования существительных со значением невзрослого лица, характеризующегося признаком по мотивирующему слову, продуктивна и в современном русском языке: глупыш от глупый, найдёныш от найденный, несмышлёныш от несмышлёный.

Все суффиксы существительных женского рода претерпели трансформацию из-за переразложения основ и оформления гласных на конце во флексии. К примеру, суффиксы -ika, -ina превратились в -(и)к-а (рус. киевлянка), -(и)н-а (в русском языке этот дериват, помимо сохранившегося значения единичности – напр., бусина, горошина – приобрёл новое значение результата действия: вмятина, выбоина).

Современные словообразовательные модели с суффиксами -ей (ворожея от ворожить), -инь/ынь (рабыня от раб), -уль (капризуля от каприз, грязнуля от грязный), -ух (стряпуха от стряпать), -уш (кликуша от кликать), -ушк (старушка от старый, хохотушка от хохотать), -j (колдунья от колдун, попрыгунья от попрыгун , шалунья от шалун) и -иц/-ниц (чаровница от очаровать, царица от царь) восходят к праславянским словообразовательным типам с формантами -ěja, -yni, -ul’a/-ul-ica, -uxa, -uša, -ušьka, -ьja, -ica/-ьn-ica/-ьnica.

Русско-славянские суффиксы в классе названий предметов и явлений

В современном русском языке в классе конкретных предметов и явлений группа названий инструментов, приспособлений и орудий представлена, помимо лексем с русскими и заимствованными иностранными суффиксами (которые возникли в более позднюю эпоху развития русского языка), словами, образованными по праславянской модели с формантом -dlo, который, как уже было сказано, трансформировался в современный регулярный, но непродуктивный суффикс -ло (поддувало от поддувать, рубило от рубить) [8, с. 33]. Сохранились в современном русском языке модели названий орудий и инструментов с -ак (верстак от верстать), -ник(а)/-ниц(а) (угольник от угол, пыльник от пыль, наколенник от колено, скребница от скрести), -тель (выключатель от выключать). Кроме того, вследствие метонимического переноса значения с лица (деятеля) на предмет (орудие действия) эта группа пополнилась моделью с суффиксом с семантикой машины-инструмента: -ч/ач (тягач от тягать, толкач от толкать).

Русско-славянские суффиксы в классе наименований веществ и продуктов

В группе наименований веществ, продуктов можно найти лишь единичные лексемы, образованные по унаследованной праславянской модели с формантом -ло/-ла (чернила от чернить), в то время как модель с -ина, используемая для названий сорта мяса, обнаруживает высокую продуктивность в современном русском языке (страусятина от страус, лягушатина от лягушка, крольчатина от кролик). Иногда для образования слов с семантикой вещества используется модель с суффиксом -ство, которую праславянский язык применял для образования отвлечённых понятий (лекарство от лекарь, вещество от вещь).

Русско-славянские суффиксы с семантикой мест и вместилищ

Среди существительных с семантикой мест, вместилищ в современном русском языке обнаруживается немало лексем, образованных по сохранившимся праславянским моделям с суффиксами

Русско-славянские суффиксы в группе собирательных существительных

В группе собирательных существительных в современном русском языке обнаруживает высокую продуктивность праславянский словообразовательный тип с суффиксом -ьjё- (тряпьё от тряпка, рваньё от рваный, разг. жульё от жулик, разг. ворьё от вор).

Малопродуктивным стал формант -ва (листва от лист), а модели с суффиксами -oda, -jadь/-‘adь, -ьnikъ-, -ika и вовсе были утрачены русским языком [!]. [Не соглашусь: а как же голубика, черника?]

Праславянский суффикс собирательных существительных -ьja трансформировался в -н(я) и -иj(а) (ребятня от ребята, пионерия от пионер). Также группа собирательных существительных пополнилась лексемами, образованными при помощи праславянского суффикса с семантикой отвлечённости -от(а)/-ет(а) (беднота от бедный, нищета от нищий).

Русско-славянские суффиксы в классе отвлечённых понятий

Словообразовательный класс отвлечённых понятий демонстрирует нам сохранность в современном русском языке праславянских суффиксов с семантикой отвлечённости:

Русско-славянские суффиксы для эмоциональных оттенков

Сохранились и продуктивные сегодня многие модели с праславянскими суффиксами, носящими оттенок увеличительности или имеющими уменьшительно-ласкательное значение. К ним относятся словообразовательные типы с суффиксами

В уменьшительно-ласкательных суффиксах -к(о) (ситечко от сито, яичко от яйцо) и -к(а) (шторка от штора) конечные гласные о и а трансформировались в окончания.

Заключение по русско-славянской деривационной системе

Проанализированный материал даёт основания говорить о том, что современная словообразовательная система русского языка во многом сохранила черты праславянского словообразования. Этот вывод имеет не только теоретическое, типологическое, но и лингводидактическое значение. Приведённые нами факты могут быть использованы в школьной и вузовской практике изучения русского словообразования в диахронии, для установления истоков современных деривационных моделей.
(Иванова Д.С. Московский государственный областной университет)

Славянские суффиксы по алфавиту

Славянские суффиксы по значению

Славянские суффиксы по частям речи

Литература о праславянском словообразовании

Библиографию по праславянской словообразовательной системе смотрите в литературе о праславянском языке.


Главная
О праславянах и их языке: Балто-славика | Хронология | Прародина | Мифы | Особые черты | Фонетика | Морфонология | Лексика | Грамматика | Фразеология | Ономастика | Библиография | Ссылки
Родственное по славянским языкам: Славяноведение | Книги по славистике | Церковнославянские язык и азбука | Межславянские проекты | Русские префиксы, суффиксы, корни и словари |
Вспомогательное: Индоевропейский праязык | Y-ДНК популяция R1a | Железный век Евразии | Древняя Русь | Славянские топонимы Германии
Славянские страны: Россия | Белоруссия | Болгария | Босния | Македония | Польша | Сербия | Словакия | Словения | Украина | Хорватия | Черногория | Чехия

© «Proto-Slavic.ru», Игорь Константинович Гаршин, 2012.
Дочерний веб-проект Сайта Игоря Гаршина.
Автор и владелец сайтов - Игорь Константинович Гаршин (см. Curriculum Vitae автора).
Пишите письма ( Письмо Игорю Константиновичу Гаршину).
Страница обновлена 09.04.2020