Этимологический словарь славянских языков, *Og-


> ЭССЯ > ЭССЯ на *og-
Объединённый праславянский словарь: А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | Ѫ | П | Р | С | Т | У | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ю | Ѭ | Я | Ѩ
Праславянские словари-источники: Дерксен-Старостин | Покорный | ЭССЯ (Трубачев)
Слав. словари: Ц.-слав. | Русский | Белорусский | Болгарский | Лужицкие | Македонский | Польский | С.-хорв. | Словацкий | Словенский | Украинский | Чешский
Словари балтских языков: Прабалтский | Прусский | Ятвяжский

Алфавитные разделы ЭССЯ Трубачёва: A | B | C | Č (Ч) | D | E (Є) | Ĕ (Ѣ) | Ę (Ѧ) | G | X | I | J | K | L | M | N | O


Алфавитные секции на *O-: O | Ob | Oba | Obb | Obc | Obd | Obě | Obg | Obx | Obi | Obь | Obk | Obl | Obm | Obn | Obo | Obp | Obr | Obs | Obš | Obt | Ob | Obv | Obъ | Obz | Obž | O | Oc | Ox | Oj | Ok | Ol | Om | On | Op | Ora | Orb | Ord | Ore | Ori | Orь | Ork | Orl | Orm | Orn | Oro | Ors | Ort | Orv | Orъ | Orz-1 | Orz-2 | Orz-3 | Orz-4 | Osa | Os | Osi | Osk | Osm | Ost | Osъ | Osь | Ot-1 | Ot-2 | Ot-3

Здесь представлен праславянский лексический фонд на начальные *og- (N словарных статей от *obgorditi до *ozgǫba) на основе объединения этимологических сведений из отдельных славянских языков, расположенных в следующих томах трубачёвского словаря [PDF]:



Поскольку текст получен копипастом из отсканированных книг в формате PDF, он пока содержит многочисленные ошибки в содержании. Сначала будут исправлены заглавные слова, потом весь текст. Пока лучше смотреть оригинальные PDF-файлы из Института Русского языка им. В.В.Виноградова РАН, которые также имеются на этом сайте.


Общеславянские слова на Og

*ogněnъ(jь)/*ognьnъ(jь): ст.-слав. огньнъ, -ми, прилаг. του πυρός, του φλογός, πύρινος ‘огненный, огневой’ (Супр., Син. и др. Ст.-слав, словарь 405; Mikl.; Sad.; SJS), огнинъ, прилаг. πυρός igneus (Mikl. LP), болг. огнен, прилаг. ‘огненный’ (БТР), огняна ж.р., название болезни (Ге- ров), диал. огьнен (И.А. Георгов. Велеш. 47), макед. огнен ‘огненный’ (И-С), сербохорв. ògnjen, прилаг. ‘огненный’ (RJA VIII, 753-755; Benešič 8, 1806), ògiian, прилаг. то же (“Из словарей только у Вука...” RJA VIII, 752), Ògrìan м.р., личное имя собств. (“В словарях Вука и Да- ничича (Ògnanb, XIV в.)... и в других свидетельствах...” RJA VIII, 752), словен. ognjèn, прилаг. ‘огненный’ (Plet. I, 801), стар, ognjen (Hipolit; Kastelec-Vorenc, Megiser 1592; Gutsmann/Kamičar 359 [098, 121]), ogn%n(Pohlin), ст.-чеш. ohněný, прилаг. ‘огненный’ (StčSl 10, 321), okenný το же (StčSl 10, 300), чеш. ohněný, прилаг. ‘огненный’ (Jungmann II, 895; Kott II, 332), ohenný (Jungmann II, 891; Kott II, 328), ohennt (Kott II, 328), слвц. диал. ohňany, ohneny (вост.-слвц.) ‘огненный’ (Kálal 415), ohňeni (Czambel 561), полаб. vigneně, прилаг. ‘огненный’ (Polarìski-Sehnert 170; R. Olesch. Thesaurus linguae dravaenopolabicae III, 1427-1428, в обоих случаях - с реконструкцией *ognenbjb), ст.-польск. ogienny ‘огненный’ (SI. stpol. V, 529-530), др.-русск., русск.-цслав. огненный, огне- ныи ‘огненный’ (Патерик Син., 82. XI в.; Сл. Ио. Злат. Усп. сб., 448. XII-XIII вв. и др. СлРЯ XI-XVII вв. 12,240-241), русск. огненный, -дя, -ое ‘относящийся к огню’, диал. огняный, огнянный, огняндй 'огненный’ (ряз., смол.), ‘очень горячий’ (ряз., омск., донск.),‘ярко-красный* (кашир. моек.), ‘рыжий’ (арзам. нижегор.) (СРНГ 22, 332), огненный (в разных сочетаниях, СРНГ 22, 326-327; Словарь орловских говоров {Об - ощупкой) 77; Словарь Карелии 4, 137; Новг. словарь 6, 127), огленный (Ярославский областной словарь (0 - Пито) 30), укр. огняний, -а, -е ‘огненный’ (Гринченко III, 36; Укр.-рос. словн.), огнённий то же (Гринченко III, 36), вогнённий (Словн. укр. мови), вогнянйй (Там же), ст.-блр. огненыи, прилаг. ‘огненный; адский’ (Скарына 1, 423—424), огняный (Там же), блр. вогненны ‘огненный’ (Блр.-русск.), диал. огненны, прилаг. ‘проклятый’ (Тураускі aïoÿHiK 3, 242). Прилаг., производное с -п- суффиксальным (огласовки варьируют) от *ognb (см.).

*ognica: цслав. огницд ж.р. πυρετός, febris (Mikl. LP), болг. стар, огница (... насъ ны хванжла ужясна чюма, а тЪ искать да ны цЪрять за трескл, за огницж... - П.Р. Славейков. Последнето ми ходяние в София, 1883. Архив Болгарского возрождения. София), болг. огница ж.р. ‘болезнь с высокой температурой - тиф, пневмония, болотная лихорадка и др.’ (БТР; Геров: огница ‘болезнь Febris acuta, горячка’), диал. огница ‘вид болезни’ (Вакарелски. Етнография 510), ‘болезнь крупного рогатого скота’ (Хитов БД IX, 286), огницъ ж.р. ‘кишечный тиф’ (Д. Евстатиева. С. Тръстеник, Плевенско. - БД VI, 201), огницъ ж. р. ‘вид болезни’ (с. Катунец, Ловешко. дип. раб. - Архив Софийского университета), огница ‘растение Raphanus raphanistrum’ (БотР. 260), ýzHUца ‘Chenopodium botrys’ (Ботр. 133), макед. огница ж.р. ‘болезнь - тиф, пневмония, малярия и др., с высокой температурой’ (Кон.), сербохорв. ògriica ж.р. ‘лихорадка, жар’ (в словарях Микали, Беллы, Вольтиджи, Стулли, Вука и Даничича, с серб.-цслав. свидетельством начала XV в.), ‘болезнь свиней и овец’ (в словаре Вука), название ряда растений (RJA VIII, 757; Benešič 8, 1806-1807), диал. огн>ица ‘температура, жар’ (LM. 433), ogňica ж.р. ‘лихорадка, жар’ (В. Jurišič. Rječnik Vrgade 139), огььица ‘болезнь овец’ (Vis. 193; Djor. 186), огн>ица ж.р. ‘овечья болезнь летом от жары’ (М. МарковиЬ. Речник у UpHoj Реци 141 (383)), огььйца то же (Н. ЖивковиЬ. Речник пиротског говора 104), словен. ôgnjica ж.р. ‘лихорадка, жар; горчицаSinapis arvensis’ (Plet. I, 801), ст.-чеш. ohnice ж.р. ‘растение Raphanus raphanistrum L. или горчица Sinapis L.’ (StčSl 10, 321), чеш. ohnice ж.р. ‘растение Raphanus’ (Jungmann II, 895; Kott II, 332), ст.-слвц. ohnica ж.р. ‘растение Raphanus raphanistrum’ (Histor. sloven. Ill, 249), свлц. ohnica ж.р. ‘растение Raphanus raphanistrum’ (SSJ II, 532; Kálal 415), диал. ohnica ‘Brassica rapa’ (Matejčík. Novohrad. 87; Gregor. Slowak. von Pilisszántó 251), польск. редк. ognica ‘колдунья, дух огня; растение Geranium molle’ (Warsz. Ill, 709), словин. стар, yógnica ж.р. ‘Milchschorf, Milchgrinď (Lorentz. Pomor. Ill, 1, 680), стар, ógňica ж.р. ‘сыпь на лице у младенцев’ (Sychta III, 302), др.-русск. агница ж.р. ‘горячка, жар’ (986: Переясл. лет., 25; Маргарит. ВМЧ, сент. 14-24, 1003. XVI в. ~ XV в.), ‘вспыльчивость, горячность’ (Г. Фирсов, 133. XVII в.) (СлРЯ XI-XVII вв. 12, 243), русск. диал. огница ж.р. ‘золотушная сыпь, корка на лице’ (ворон. СРНГ 22, 330; Даль3 II, 1656: огнйца ‘горячка’). Производное с суф. -ica от *ognt> (см.).

*ognidlo: цслав. огннло ср.р. ignitabulum (Mikl. LP), болг. огнйло ср.р. ‘огниво’ (БТР; Геров), также диал. огнйло ср.р. (М. Младенов БД III, 122; Он же. Из лексиката в Кюстендилско. - БД VI, 145; Гълъбов БД II, 94; Кънчев. Пирдопско. БД IV, 125; Т. Стойчев - Родопски сб. V, 325; Д. Евстатиева. С. Тръстеник, Плевенско БД VI, 201; Хитов БД IX, 286; Т.В. Швецова. Словарь говора села Твардицы 92; Пирински край 642; Вакарелски. Етнография 304; К. Попов. Говорът на с. Га- баре, Белослатинско 162), огнилй мн. ‘приспособления для добывания огня - трут, огниво и кремень’ (Т. Стойчев - Родопски сб. V, 325), огнйло ср.р. ‘печка’ (Й.Р. Иванов. Гоцеделчевският мещругански говор. - БД VII, 230), угнйлу ср.р. ‘огниво’ (Ст. Ковачев. Троянският говор. БД IV, 229; Н. Ковачев. Севлиевско. БД V, 45; Т. Бояджиев. Дедеагачко. БД V, 240; Он же, Гюмюрджинско БД VI, 96; Ралев БД VIII, 173), макед. огнйло ср.р. ‘огниво’ (И-С), сербохорв. ògriilo ср.р. ‘огниво; оселок’ (RJA VIII, 758; Benešič 8, 1807), огььило (М. Ву]ичиК. Pje4HHK ПрошЬен>а 80), огььйла ‘огниво’ (Речник Загарача 281), сло- вен. ognjílo ср.р. ‘огниво’ (Plet. I, 801), также диал. ognjilo (J.Š(ašelj). Několiko belokranjskih izrazov in slovniških nenavadnostij iz Adlešič. - Dom in svet VI, 1893, 431), стар, ognjilo igniarium (Kastelec-Vorenc), ‘дрова, топливо’ (Hipolit), ognjilo ‘огниво’ (Megiser 1592), ognjilu то же (Gutsmann/Kamičar 359 /098/), oghnilu (Alasia da Sommaripa (Furlan)). Производное с суф. -(i)dlo от гл. *ogniti (см.). По нашим данным, распространено только у южных славян.

*ognikvětъ: русск. огнецвёт м.р. ‘растение с цветами желто-синего цвета, Иван-да-Марья’, диал. огнецвёт м.р. ‘растения Comarum palustre L., сабельник болотный’ (петрогр.), ‘Melampyrum L., марьянник’ (СРНГ 22, 327-328), укр. вогнецв(т м.р. ‘растение с желто-синими цветами’ (Словн. укр. мови), огнецвСт ‘огнецвет’ (Укр.-рос. словн.), блр. агняцьвет ‘огненный цветок’ (БайкоУ-Некраш. 18), Агняцвёт, литер, псевдоним (Б.О Унбегаун. Русские фамилии 243). Сложение *ognb (см.) и *květb (см.).

*ognikъ: словен. ognjfk м.р. ‘огниво, кремень’ (Plet. І, 801), также стар. ognjik м.р. (Gutsmann/Kamičar 359 [100, 098]), ст.-чеш. ohník м.р. ‘огонек* (StčSl 10, 322), чеш. ohník м.р. от oheň (PSJČ), слвц. ohník м.р., ум. ‘огонек’ (SSJ II, 530), ст.-польск. ognik м.р., ум. от ogierí, ‘воспаление’ (SI. polszcz. XVI w., XXI, 90), польск. ognik, ум. от ogierí, также название ряда растений, ‘воспаление’, ‘прыщик; сыпь, короста’ (Warsz. III, 710), словин. uogník м.р., ум. от uogeri (Lorentz. Pomor. Ili, 1, 681), др.- русск. огникъ м.р. ум. к огонь, ‘костер’ (Песни Квашн. , 927. XVII в. СлРЯ XI-XVII вв. 12, 243), русск. диал. огнйк м.р. ‘болезнь летучая лихорадка’ (судж. курск.), ‘мокнущий лишай' (донск., кубан.), ‘болезнь потница’ (донск.), ‘род сыпи’ (севск. орл., смол., пенз.), ‘гнойный нарыв, чирей’ (севск. орл., смол., Краснодар.) (СРНГ 22, 329-330; Словарь русских донских говоров 2, 197; Добровольский 521; Сл. говоров старообрядцев Забайкалья 313), огоник м.р. ‘огонек’ (Деулин- ский словарь 362), вогник ‘струп или сыпь на лице или губах’ (П.А. Расторгуев. Словарь народных говоров Западной Брянщины 66; Добровольский 72; Д.К. Зеленин. Восточнославянская этнография 132), укр. огник м.р., ум. от огонь, ‘пузырчатая сыпь на лице’ (Гринченко III, 36; Укр.-рос. словн.), также вогник (Словн. укр. мови), также диал. вогник (Корзонюк 87), блр. вогник м.р. ‘струп на руке или на лице’ (Носов.), также огник (Там же; Блр.-русск. вогнік), также диал. огнік м.р. (Бялькевіч. Магіл. 299; Скарбы 97; OioÿH. па- Уночн.-заход. Беларусі 3,254; TypaÿcKi oioÿmK 3, 242), вогнік (Слоун, пауночн.-заход. Беларусі 1, 327; Сцяшковіч. Грод. 86; Народнае слова 17, 66), огнык ‘воспаление кожи’ (Жывое народнае слова 46). Ум. производное с суф. -Ось от *ognb (см.).

*ognimetъ, *ognimetъkъ/-ъka, *ognimetbje: русск. диал. огомёток, род.п. -гака, м.р. “огарок дров” [головешка?] (пск., осташк. твер., СРНГ 22, 338), огнемётка ж.р. ‘лучина для растопки (горящая с искрами)’ (твер. Даль. СРНГ 22, 326), огномётки мн. ‘лучины для растопки’ (вышневол. твер., СРНГ 22, 331), огомётъе ср.р., собир. “огарок дров” [головешки?] (пск., осташк. твер., СРНГ 22, 338), огнёт м.р., собир. ‘крупные искры от костра’ (Элиасов 258), огнётье ср.р., собир. ‘огарки’ (пск., осташк. твер.), ‘остатки вытопившегося сала; шкварки’ (Даль, без указ. места) (Филин 22, 327), огоноток м.р., огонотье ср.р. ‘кусок дерева, из которого приготовляют лучину’ (Новг. словарь 6, 128). - С другой стороны, современные военные термины типа русск. огнемёт, укр. (в)огнемет то же могут не браться в расчет, принадлежа, к новой (военной) терминологии, перекликающейся с иноязычными (западными) аналогами вроде нем. Feuer- werfer то же. ' Сложение *ognb (см.) и корня гл. *metati (см.).

*ognina: сербохорв. диал. огн>йна м.р., увеличит, от ozaw (J. ДиниЬ. Речник тимочког говора (други додатак) 97 (475); ср. и RJA VIII, 758: ogrìina), русск. диал. огнйна (ацн’йнъ) м.р. ‘сильный огонь’ (Деулинс- кий словарь 361; СРНГ 22, 330: также там.; Словарь русских старожильческих говоров средней части бассейна р. Оби (Дополнения) II, 41), укр. огнйна ж.р. ‘искра’ (Гринченко III, 36). Производное с суф. -ina от *ognb (см.)·

*ognipaIъ/*ognьpaIъ: ст.-чеш. Oheňpal м.р., личное имя собств. (StčSl 10, 300), чеш. ohnipal м.р. ‘воспаление’ (Jungmann II, 896; Kott II, 333), ди- ал. vohnipal ‘болезнь рожа’ (Hruška. Slov. chod. 108), ‘ревматизм’ (PSJČ: диал.), vohňípala ‘болезнь рожа’ (Vydra. Homoblan. 123). Сложение *ognb (см.) и корня гл. Spalati (см.). По-видимому, старое образование, характер примыкания компонентов в котором (-1-, вм. более продуктивней модели с соединительным -’ö-) повлиял и на наши представления о реконструкции других сложений с первым членом *Og/lb, см. выше.

*ognipara/*ogniparъ/*ognipera/*ogniperъ: ст.-чеш. ohnipara ж.р., oheňpar м.р. ‘воспаление, болячка, сыпь’ (StčSl 10, 322), ohnipar м.р. ‘растение, используемое для лечения ожогов’ (Там же), чеш. ohnipara ж.р., стар, ohněpar ‘струп, короста на голове; болезнь рожа’ (Jungmann II, 896), ohnipera ‘струпья, короста на голове; лишай’ (Jungmann II, 896; Kott II, 333), диал. vohnipara ж.р. ‘сыпь’ (Svěrák. Boskov. 132), oheňpara, ohnipara ж.р. ‘красная сыпь на лице и струпья на голове (у младенцев)’ (Malina. Misé. 72), слвц. ohnipara ‘струпья, сыпь у маленьких детей’ (Kálal 415), также hompara (Kálal 177), hon- para (Там же.), ст.-польск. ognipiora ж.р., ognipior м.р. ‘сыпь, короста, струпья у младенцев’ (St. polszcz. XVI w., XXI, 91), польск. ognipiór то же (Warsz. Ill, 710), словин. yogrìipòr м.р. ‘струпья, сыпь у детей’ (Lorentz. Pomor. Ill, 1, 681), ogríipor (Sychta III, 302). Сложение *og№ (см.) и *paraì*paì‘b, а также *perti (см. s.w.). Видимо, древнее сложение, ср. наличие также форм с абсолютно затемненным этимол. составом (ср. Machek 335: hompara < *ognipara).

*ognistъjь: болг. огнйст, прилаг. ‘пламенный, горячий’ (БТР), чеш. ohnistý, прилаг. ‘огненный, пламенный’ (Jungmann II, 896; Kott II, 333), ст.-слвц. ohnistý, прилаг. ‘огненный’ (Histor. sloven. Ill, 250), слвц. редк. ohnistý, прилаг. ‘пламенный, горячий’ (SSJ II, 532), ст.-польск. ognisty ‘пламенный, огненный’ (St. stpol. V, 535; St. polszcz. XVI w. XXI, 92-95), польск. ognisty, прилаг. от ogierí, ‘огненный, пламенный’ (Warsz. Ill, 712), словин. v#gn'ìsti\ прилаг. ‘огненный’ (Lorentz. Slovinz. Wb. И, 1330), uognistï, (Lorentz. Pomor. III, 1, 681), ogriisti (Sychta III, 302), др.-русск. огнистый, прилаг. ‘огнестрельный’ (Курб. Ист., 234. XVII в. ^ XVI в.), ‘огненный’ (Скотт, 75 об. XVIII в. ^ 1670 г.) (СлРЯ XI-XVII вв. 12, 243), русск. диал. огнйстьш, -ая ‘горящий сильным огнем’ (Деулинский словарь 361; СРНГ 22, 330), укр. огнйстий, -а, -е ‘огненный; пылкий, горячий’ (Гринченко Ш, 36; Укр.-рос. словн.; Словн. укр. мови), ст.-блр. огнистыи ‘огненный; горячий’ (Скарына 1,424). Прилаг. на -istb, производное от *ognb (см.).

*ogniščaninъ, мн. *ogniščane: чеш. Ohnišťany, местн. название (Profous III, 254), польск. редк. ogniszczanin ‘тот, кто имеет свой очаг, свойдом’ (Warsz. Ill, 712), др.-русск. огнищанинъ м.р. ‘княжеский дворецкий, управляющий княжеским хозяйством’ (Правда Рус. (пр.), 131. 1282 г. ~ XII в.; 1166: Новг. I лет., 146. СлРЯ XI-XVII вв. 12, 244), русск. огнищшин м.р. стар, ‘хозяин дома, земледелец’ (Даль3 II, 1656). Производное с суф. -атпъ от *ognišče (см.).

*ognišče: цслав. огниште ср.р. έσχάρα, πυρεΐον, κάμινος, κλίβανος, focus, fomax, fumus (Mikl. SP), болг. огнйще ср.р. ‘очаг’ (БТР; Геров), также диал. огнйште ср.р. (М. Младенов БД III, 122; Б ДА I, к. 199; II, к. 212; III, к. 227), огн’йште (М. Младенов. Из лексиката в Кюстен- дилско. БД VI, 145), огнйште ‘под в печи’ (Т.В. Швецова. Словарь говора села Твардици 92), огнйшше ‘очаг’ (Т. Стойчев - Родопски сб. V, 325), угнйште (Т. Бояджиев. Гюмюрджинско БД VI, 20, 96; Енина, Казанлъшко. - Архив Болгарского диалектного словаря, София), угнйшти ср.р. ‘место, где разводят огонь; под в печи; шесток’ (Зеленина БД X, 15; Севлиево - ЕзЛит XII. 1957, № 2, 151), макед. огниште ср.р. ‘очаг’ (И-С; Кон.), сербохорв. огн>йште, ógňište ср.р.’ ‘очаг; кострище, пожарище’ (RJA VIII, 758), ognjište (Benešič 8, 1807), также диал. дгн>йште (Леке. Срема 109; Е. МиловановиЬ. Прилог позна- ван>у лексике Златибора 44; М.Чешльар. Из лексике Иванде 127), оггъйште (М. Byjn4Hh. Р]ечник ПрошЬехьа 80), огн>йште ср.р. ‘огород’ (М. ЗлатановиЬ. Речник ]ужне CpÖnje 262), огн?иште (Речник Загарача 281), ognjišče ‘мешочек с огнивом, кремнем и трутом’ (J. Dulčic, Р. Dulčič. Brušk. 565), ognjišče (The Čakavian Dialect of Orlec 310), также стар, ognjište, ognjišče ср.р. ‘focus, caminus’ (Mažuranič I, 314), словен. ognjišče ср.р. ‘очаг; костер’ (Plet. I, 801), диал. ognjišče ‘очаг (открытый)’ (Novak 65), uayníšče (J. Rigler. Južnonotranjski govori 100), стар, ognjišče (Hipolit; Megiser 1592; Kastelec-Vorenc; Gutsmann/Kamičar 359 [098]), ognishe (Pohlin), ст.-чеш. ohnišče cp.p. ‘очаг; пожарище’ (StčSl 10, 322), чеш. ohniště ср.р. ‘очаг’, стар., диал. ohnisko то же (Jungmann II, 896: Kott II, 333), ст.-слвц. ohnisko, ohniště ср.р. ‘очаг’ (Histor. sloven. III, 249-250), елвц. ohnisko ср.р. ‘очаг’ (SSJ II, 532; Kálal 415), диал. ohnisko ср.р. ‘очаг; шесток перед отверстием печи’ (Orlovsky. Gemer. 212), ohniščo (Ripka. Dolnotrenč. 66; Gregor. Slowak von Pilisszántó 251), ohnišťe (Matejčík. Novohrad. 164), ohňisko (Štole. Slovák, v Juhosl. 103, 265; Palkovič. Z vecn. slovn. Slovákov v Maďar. 325), в.-луж. wohniščo ср.р. ‘очаг’ (Pfuhl 828), н.-луж. hogniščo ср.р. ‘очаг, горн, горнило; лагерный костер’ (Muka St. 1,392), hognisko ‘большой огонь, пожар’ (Там же), ст.-польск. ognisko ‘костер’ (1413-1414), ‘кострище; очаг, печь’ (ок. 1420) (SI. stpol. V, 535; St. pol- szcz. XVI w., XXI, 91-92), польск. ognisko, диал. ogniszeze ‘костер; кострище’ (Warsz. Ill, 711), ognisko (H. Gómowicz. Dialekt malborski И, 1, 302), uogrìisbo ‘кузнечный горн’ (Kucala 151), ognisko ‘очаг; костер под открытым небом’ (W. Hemiczek-Morozowa. Terminologia pol- skiego pasterstwa górskiego 1, 129), словин. vú&gmšč& ср.р. ‘очаг’ (Lorentz. Slovinz. Wb. II, 1364), 'ogríišče ‘кострище’ (Sychta III, 302),uógríišče cp.p. (Lorentz. Pornor. Ill, 1, 681), uógňisteo (Там же), др.-русск. огнище ср.р. ‘костер’ (Ефр. Корм., 185. XII в.), ‘кострище, место бывшего костра’ (1389: Ник. лет. XI, 107), ‘жаровня, очаг’ (Устав. On. III, 257. 1193 г.) (СлРЯ XI-XVII вв. 12,244), русск. огнище ср.р. ‘место, на котором был костер, с остатками пепла и углей; костер’, диал. огншце ср.р., увелич. ‘огонь’ (холмогор., арханг., пск., тул.), ‘пожар’ (нижнедев. ворон.), ‘костер’ (новосиб., арханг., олон., пск., моек., смол., ворон.), ‘очаг в жилом помещении’ (южно-урал.), ‘выжженное или выгоревшее место в лесу; гарь’ (моек., арханг.), ‘приспособление для высекания огня’ (сольвычегодск., волог., сев.-двинск.) (СРНГ 22, 330-331; Опыт 137; Даль3 II, 1656; Словарь говоров Подмосковья 306; Добровольский 521 ; Ярославский областной словарь (О - Пито) 30; Картотека Псковского областного словаря; Новг. словарь 6, 127; Мельниченко 130; Словарь вологодских говоров (О - ГГ) 21; Куликовский 69; Сл. Среднего Урала III, 38; Сл. русск. говоров Новосиб. обл. 347; Словарь Приамурья 179; Словарь камч. наречия 115), вогнишча ‘костер’ (П.А. Расторгуев. Словарь народных говоров Западной Брянщины 66), укр. огнище ср.р. ‘костер; место, где был костер’ (Гринченко III, 36; Укр.-рос. словн.), также вогнище ср.р. (Грин- ченко I, 246), диал. агнйще (П.С. Лисенко. Словник поліських говорів 24), ст.-блр. огнище ‘жаровня, очаг’ (Скарына I, 424), блр. вогнішча ср.р. ‘костер, огонь, пепелище, пожарище’ (Байкоу-Некраш.; Га- рзцкі 30; Блр.-русск.; Носов.: вогнище, огнище), также диал. огнішче (Тураускі слоунік 3, 242), вогнішча (Слоун. па;уночн.-заход. Беларусі 1, 321; Яшкін. Блр. геагр. назвы 36), огнішча ‘пожарище’ (Слоун. па- уночн.-заход. Беларусі 3, 255), агмшча ‘костер, огонь’ (Бялькевіч. Магіл. 40). - Формы блр. диал. огніско, агніска, вогніска (passim), скорее всего, заимствованы из польск. ognisko, где они, в свою очередь, представляют собой (зап.-слав.) преобразование. Название места, производное с суф. -išče ‘от *ognb (см.).

*ogniti/*ogněti: сербохорв. стар., редк. ogrìiti, ‘нееврш. ‘гореть, сиять’ (“Только в словарях Вольтиджи и Стулли”. RJA VIII, 759), чеш. ohniti ‘разжигать, распалять’ (Kott II, 333), в.-луж. wohnič ‘пылать; разжигать’ (Pfuhl 828), польск. редк. ognič ‘разжигать огонь’; W piecu pi^knie ogni ‘в печи хорошо горит’. St. wil.; диал. ognič ‘воспалять' (Warsz. Ill, 709; St. gw. p. Ill, 418), словин. *ognic (в сложениях zaogrìic (sg) ‘воспалиться’. Sychta VII (Suplement) 206), укр. вогшти ‘быть как огонь; гореть; ярко отсвечивать; пылать’ (Словн. укр. мови). Гл. на -iti (редко -ětí) от *ognb (см.)·

*ognitъjь: ст.-чеш. ohnitý, прилаг. ‘огненный; раскаленный; воспаленный’ (StčSl 10, 323), чеш. ohnitý, прилаг. ‘огненный’ (Jungmann II, 896; Kott II, 333), в.-луж. wohnity ‘огненный’ (Трофимович 359). Прилаг., производное с суф. -іґь от *ognb (см.).

*ogniva: чеш. ohnivá ж.р. ‘растение Raphanus raphanistrum Linn.’ (Jungmann II, 896; Kott II, 333), русск. диал. огнйва ж.р. ‘приспособление для получения огня; огниво’ (север., вост., Даль), ‘птица горихвостка’ (урал., Даль) (СРНГ 22, 328), блр. диал. агнша ж.р. ‘огонь’ Сцяшковіч. OioÿH. 20). Производное с суф Ava (собственно, субстантивация прилаг. на -/v- ж.р.) от *ogrib (см.), соотносительное, как и *ognivof с гл. *ogniti (см.).

*ognivica: русск. диал. огнйвица ж.р. ‘болезненный жар5 (новг.), ‘коробочка, сумочка и т.п. для хранения кремня, трута и огнива* (камч., сиб., север., волог. СРНГ 22, 328; Словарь камч. наречия 115), ‘растение Rumex crispus L., щавель конский’ (вельск., волог. Филин. Там же). Производное с суф. -ica от прилаг. *ognìvb (см.), ж.р. *ogniva, субстантивация последнего - в случаях значений ‘болезненный жар’, ‘едкое растение’ -- или от *ognivo (см.).

*ognivo: цслав. огниво ср.р. ignarium (Mikl. LP), болг. огнйво ср.р. ‘огниво’ (БТР; Геров), также диал. огнйво (Вакарелски. Етнография 304), сер- бохорв. стар., редк. ogňivo ср.р. = ogňilo (RJA VIII, 759), диал. огн>йво ср.р. ‘огниво’ (J. ДиниЬ. Речник тимочког говора 175), словен. ogniîvo ср.р. ‘огниво’ (Plet. I, 801), ст.-чеш. ohnivo ср.р. ‘огниво’ (StčSl 10, 323-324; также чеш. стар., Jungmann И, 896; Kott II, 333), ст.-слвц. ohnivo ср.р. ‘огниво’ (Histor. sloven. Ill, 250), ст.-польск. ogniwo ‘огниво’ (SI. stpol. V, 535; St. polszcz. XVI w., XXI, 95), польск. ogniwo ‘огниво’ (Warsz. Ill, 712-713), словин. Jogňivo ср.р. ‘звено цепи’ (Sychta III, 294), др.-русск. огниво ср.р. ‘огниво для высекания огня’ (Палея Толк.2, 39 об. 1477 г. ~ XIII в. СлРЯ XI-XVII вв. 12,243; Словарь языка мангазейских памятников 282), русск. огнйво ср.р. ‘кусок камня или стали для высекания огня из кремня’, диал. огнйво, огниво ср.р. ‘приспособление для высекания огня: огниво, кремень и трут; коробочка, сумочка для хранения кремня, трута и огнива’ (верховаж. волог., перм.), ‘небольшой костер’ (зап.-брян.) (СРНГ 22, 329), 0гниво ‘огонь* (Словарь вологодских говоров (0 - /7 ) 21), ‘костер’ (Картотека Словаря белозерских говоров), огниво ср.р. ‘место, где раскладывали огонь’ (Словарь Карелии 4, 137), огнйво ‘костер’ (Сл. Среднего Урала III, 38), вогнива ‘огниво’ (П.А. Расторгуев. Словарь народных говоров Западной Брянщины 66), огнйво ‘растение конский щавель’ (Сл. Среднего Урала III, 38), укр. огнйво ср.р. ‘стальная пластинка в замке кремневого ружья, стоящая против курка, - в нее бьет кремень’ (Гринченко III, 36; Словн. укр. мови V, 617), диал. огниво ‘кресало’ (П. Лисенко. Словник поліських говорів 141), блр. диал. огніво ср.р. ‘огниво’ (TypaÿcKi слоунік 3, 242), вогніва, вогніво то же (Бялькевіч. Магіл. 111; Слоун. пауночн.-заход. Беларусі 1, 321), также агніва, агніво (Там же, 1, 49), огніво (Там же, 3, 254). Судя по формам *ogniva и *ognivb (см. s.w.), перед нами первонач. прилаг. *ognivo, субстантивированный ср.р. которого станет понятнее, если в нем видеть остаток двучлена *ognivo želězo, что-то вроде ‘огненное железо’, употребление элементарно ясное.

*ognivъ(jь): сербохорв. стар., редк. ogňiv, прилаг. ‘огненный’ (“Из словарей только у Стулли...” RJA VIII, 759), словен. ognfiv, прилаг. ‘огненный’ (фигурально, Plet. I, 801), ст.-чеш. ohnivý ‘огненный' (StčSl 10, 324-325; Novák. Slov. Hus. 92), чеш. ohnivý, прилаг. ‘огненный’ (Jungmann И, 896; Kott II, 333), ст.-слвц. ohnivý, прилаг. ‘огненный (в разных значениях)’ (Histor. sloven. Ill, 250-251), слвц. ognivý, прилаг. ‘огненный' (SSJ И, 533), в.-луж. wohniwy ‘огненный (Pfuhl 828), н.- луж. hogniwy ‘огненный, пламенный’ (Мика St. I, 392), также стар. wogniwy (Якубица, Muka Sì. II, 908), ст.-польск. ogniwy, прилаг. от ogierì, “вероятно, зажигающий” (St. polszcz. XVI w., XXI, 95-96: выражение “strzata ogniwa”), ст.-блр. огнивыи, прилаг. ‘огненный’ (Скары- на 1,424). Прилаг., производное с суф. -(i)vb от гл. *ogniti (см.).

*ogn'epalьirъjь: др.-русск., русск.-цслав. огнепальный, прилаг. ‘сжигающий, палящий огнем; огненный’ (Дионисий Ареопаг. ВМЧ, окт. 1-3, 289. XVI в. ~ XV в.; Ж. Ант.С.ц., 70. 1579 г.; Ав.Кн.бес., 421. XVIII в. ^ 1675 г.), ‘спаленный огнем, преданный сожжению’ (М. Гр. 11, 256. XVI-XVII вв. ~ XVI в.) (СлРЯ XI-XVII вв. 12, 242; Mikl. LP: огнкгшьнг, прилаг. igne ardens), укр. огнетльний, -а, -е ‘горючий’ (Jle- виц. I, 289. Гринченко III, 36), вогнемлъний (Словн. укр. мови). Сложение *ognb и корня гл. Spaliti (см. s.w.), оформленное по продуктивной модели с соединительным -уо- (ср. то, что выше говорится о сложениях с*ogni~) и производное с адъективным суф. -ьпъ. Древность необязательна.

*ogn'evica: болг. стар, огневица (По времени Болгаре те возненавидоха Петра, и испъдиха го отъ царството. А онъ отиде въ Едрене, и тамо умре отъ огневица (тежка болесть). Царственик, Будим, 1844. - Архив Болгарского возрождения, София), сербохорв. редк. ogňevica ж.р. ‘горячка, лихорадка’ (Только в: Rosa 60b; 60а. RJA VIII, 756), др.- русск. огневица ж.р. ‘горячка, лихорадка’ (Петр, I, 549. 1696 г.; Беседа отца с сыном, 468. XVII в. СлРЯ XI-XVII вв. 12, 239), русск. диал. огнёвйца, огневица ж.р. ‘коробочка или мешочек для хранения кремния, огнива и т.д.’ (камч., вят., кольск., арханг.), ‘болезнь, характеризующаяся сильным внутренним жаром и ознобом; горячка, лихорадка’ (холмогор., арханг., устюжн. новг., волог., сев.-двинск., вят., перм., сарат. и др.), ‘тиф’ (челябин.), ‘корь’ (хакас., краснояр.), ‘скарлатина’ (костр.), ‘антонов огонь; гангрена’ (пск., смол.) (СРНГ 22, 324; Словарь орловских говоров {Об - ощупкой) 76; Ярославский областной словарь (О - Пито) 30; Сл. Среднего Урала III, 37), ст.-укр. огневица ‘горячка’ (XVII в. Картотека словаря Тимченко), укр. огне- вйця ж.р. ‘горячка’ (Гринченко III, 36), вогневщя ‘горячка; (диал.) молния’ (Словн. укр. мови), блр. агнёвща ж.р. ‘антонов огонь’ (Бай- коу-Некраш. 18). Преобразовано из первонач. *ognivica (см.) или мотивировано прилаг-ным *ogn’evb (см.)?

*ogn'evišče: словин. uogňóvišče ср.р. ‘очаг’ (редк., Lorentz. Pomor. Ill, 1, ^82), ogn'ovišce (Sychta III, 302), русск. диал. огневйще ср.р. ‘костер’ (ннжнедевиц. ворон., том., урал., олон.), ‘место, где был расположенкостер’ (смол., калуж., сев.-байк., Бурят. АССР) (СРНГ 22, 324; Добровольский 520; Словарь русских говоров Карелии 4, 137), огневище ‘выжженное место, кострище’ (Картотека Псковского областного словаря), огневище ‘место, где был костер’ (Сл. Среднего Урала III, 37), блр. огневйще ср.р. ‘место, где был раскладываем огонь в поле’ (Носов.), также диал. вогнявшча ср.р. (OioÿH. naÿHOHH.-заход. Бела- pyci 1, 322). Производное с суф. -išče (собир.) от прилаг. *ogn’evb (см.), по-видимому, навеянное более древним образованием *ognišče (см.) и потому вторичное.

*ogn'ev,ъ(jь): болг. огневй, прилаг. ‘огневой’ (БТР: “рус.”), огнёво рогчя ‘раковины улиток, которые приносят в дар паломники от гроба Господня’ (Геров), диал. огнеф, прилаг. ‘огненный’ (Стойчев БД II, 223), сербохорв. редк. ogňev, прилаг. ‘огневой, огненный* (только в: Osvetn. 1,43; 2,93; 4, 29. RJA VIII, 756), словен. ógnjev, прилаг. ‘огненный’ (Plet. I, 801), ст.-чеш. ohňovýt ohněvý ‘связанный с огнем* (StčSl 10, 926), чеш. стар, ohňový, прилаг. ‘связанный с огнем, огненный’ (PSJČ), слвц. ohňový, прилаг.: Ohňová zem, геогр. название (SSJ II, 530), в.-луж. wohnjowy ‘огненный’ (Pfuhl 828), н.-луж. hogňowy ‘огненный, огневой’ (Muka SI. I, 392), также стар, wogňowy (Якубица, Muka St. II, 908), ст.-польск. ogniowy, ogniewy ‘огненный, огневой’ (St. stpol. V, 534—535; St. polszcz. XVI w., XXI, 90-91), польск. ogniowy, прилаг. от ogieň (Warsz. III, 711), также диал. uogňovy (Tomasz., Lop. 159), сло- вин. v&gnîçvï, прилаг. ‘огневой, огненный’ (Lorentz. Slovinz. Wb. IL 1330), uognovï (Lorentz. Pomor. III, 1, 682), ogňovi (Sychta III, 302), др.- русск. огневой, прилаг. ‘связанный с действием огня, пламенем’ (А. Белоз. съезж. избы, карт. И. 1667 г.), огневая болЪзнь - ‘горячка, лихорадка’ (Мат. медиц., 996. 1678 г.) (СлРЯ XI-XVII вв. 12, 239), русск. огневой, -оя, -óe, прилаг. ‘связанное с действием огня’, диал. огневой, огнёвый ‘огненный, огневой’ (свердл.), ‘очень горячий, раскаленный* (терск., кубан., ворон., калуж.), ‘красный, алый (о цвете)’ (кашир., моек.), ‘рыжий’ (моек.), ‘в названиях болезней’ (пинеж., ар- ханг., царев, каз., морш. тамб.), ‘вспыльчивый, горячий’ (старицк. твер.) (СРНГ 22, 325-326; Словарь говоров Подмосковья 306; Де- улинский словарь 361; Ярославский областной словарь (О - Пито) 30; Словарь вологодских говоров (О - П) 21; Новг. словарь 6, 126; Словарь Карелии 4, 137; Куликовский 63; Элиасов 258), огнёва, огнё- eá ж.р. ‘болезнь, характеризующаяся сильным внутренним жаром’ (шенк. арханг., олон., волог., перм., свердл., том., енис. и др. СРНГ 22, 323), огнёва ж.р. ‘стальной брусок, ударяя о который кремнем, высекают искру; огниво’ (сольвычегодск., волог. Там же), укр. ог~ невйй, -á, -ё ‘огневой (Гринченко III, 36; Укр.-рос. словн.), также редк. огнёвий (Укр.-рос. словн.), вогнёвий (Словн. укр. мови), ст.-блр. огневый, прилаг. к огонь (Скарына 1, 423), блр. диал. огнёву, огняву, прилаг. ‘проклятый’ (Тураусю. слоушк 3, 242). Прилаг., производное с суф. еуъ от *ognb (см.).

*ognь: ст.-слав. огнь м.р. тгир, ignis ‘огонь* (Зогр., Мар., Супр. и др. Mikl. LP; Ст.-слав, словарь 404-405; SJS; Sad.), болг. огън м.р. ‘огонь’ (БТР; Геров: огънь), также диал. огън (М. Младенов. Говорът на Ново Село, Видинско 258; Зеленина БД X, 15) огън’ (Петков. Еленски речник. - БД VII, 102: В. Кювлиева и К. Димчев. Речник на хасковския градски говор. БД V, 83), оген\ огин' (Т. Бояджиев. Гюмюрджинско БД VI, 65), огин (М. Младенов БД III, 121), ог’ин (Гълъбов БД И, 94), огйн (Шапкарев - Близнев БД Ш, 252), оган (Хитов БД IX, 286), оган’ (Т. Стойчев - Родопски сб. V, 325), ойген (Стойчев БД II, 225), воген (Стойчев БД II, 139),уогън’ (Добруджа 414), макед. оган м.р. ‘огонь; костер’ (И-С), диал. огон (Там же), огин (Кон.), сербохорв. оган>, род.п. -гн>а, ògarì м.р. ‘огонь; жар’ (RJA VIII, 736-737), òganj (Benešič 8, 1803), также стар, oganj, ogenj (Mažuranič I, 811), ogagn (Kašič [117] 300), диал. ogarì (В. Jurišič. Rječnik Vrgade 139), оган, (P. CrajoBHh. Из лексике BacojeBHha 147), оган> (Речник Загарача 280), ogenj (The Čakavian Dialect of Orlec 310), ogonj (J. Dulčič, P. Dulčič. Brušk. 565), словен. ógenj, род.п. ognja, м.р. ‘огонь’ (Plet. I, 797), диал. ôgenj ‘домашний очаг’ (J. Dolenc. Tolminski lokalizmi pri Preglju 67), ôgen ‘огонь, пожар’ (Novak 65), vogen (Ueber die Slawen im Thaïe Resia 123), ájgn (R. in J. Dolenc. Tolmin 187), ogenj (Hipolit; Kastelec-Vorenc; Megiser 1592), ogn (Pohlin), oghgn (Alasia da Sommaripa (Furlan)), ст.-чеш. oheň> род. ohňe, м.р. ‘огонь; пожар; жар’ (StčSl 10, 298-300), чеш. oheň, род.п. - hně, м.р. ‘огонь’, ст.-слвц. oheň м.р. ‘огонь; пожар’ (Histor. sloven. Ill, 243-244), слвц. oheň, род.п. ohňa, м.р. ‘огонь; жар; пожар’ (SSJ II, 530), также диал. ohen/ň (Štole. Slovák, v Juhosl. 54, 84, 86), ohen (Orlovský. Gemer. 212), óhen (Matejčík. Novohrad. 195), в.-луж. wohen, род.п. wóh- nja, м.р. ‘огонь’ (Pfuhl 827), н.-луж. hogeň, род.п. -gňa, м.р. ‘огонь’ (Muka SI. I, 391), полаб. viď en м.р. ‘огонь’ (Polariski-Sehnert 170; R. Olesch. Thesaurus linguae dravaenopolabicae III, 1424-1425: viď in), ct.- польск. ogieň ‘огонь: пожар; воспаление’ (St. stpol. V, 530-531; St. pol- szcz. XVI w., XXI, 54-73), польск. ogieň, род.п. ognia, м.р. ‘огонь; костер; пожар’ (Warsz. Ш, 705), также диал. ogieň (Maciejewski. Chetm.- dobrz. 127, 180), ogyn ‘огонь; пожар’ (Н. Gómowicz. Dialekt malborski II, 1, 301-302), uegin (Tomasz. Lop. 160), uogQ (Kucata 34), словин. vùçf)en м.р. ‘огонь; болезнь свиней’ (Lorentz. Slovinz. Wb. II, 1362), Uogeň (Lorentz. Pomor. Ill, 1, 685-687), o$in (Sychta III, 299-301), др.- русск. огонь {огнь, огънь) м.р. ‘огонь, пламя’ (Изб. Св. 1076, 417; Сказ, о Бор. Глеб. Усп. сб., 60. XII-XIII вв. СлРЯ XI-XVII вв. 12, 248-250; Творогов 95; Словарь языка мангазейских памятников 282), русск. огонь, род.п. огня, м.р. ‘пламя’, также диал. огонь (СРНГ 22, 340-341, passim; Словарь говоров Подмосковья 307; Деулинский словарь 274; Добровольский 521; Словарь вологодских говоров (0 -/7 ) 22-23; Новг. словарь 6, 129; Словарь Карелии 4, 140; Живая речь кольских поморов 100; Словарь говоров Соликамского р-на Пермской области 384; Полный словарь сибирского говора II, 236; Сл.русск. говоров Новосиб. обл. 347; Словарь Среднего Прииртышья II, 209), ст.-укр. огонь м.р. ‘огонь; пожар; свет’ (XV в., Словник старо- українскої мови XIV-XV ст. 2, 74), укр. огонь, род.п. огню, м.р. ‘огонь’ (Гринченко III, 37; Укр.-рос. словн.), огёнь (П. Білецький-Но- сенко. Словник української мови 257), вогонь (Гринченко І, 246; Словн. укр. мови І, 716), диал. огонь (Худаш 29), ст.-блр. огонь ‘огонь; горячка’ (Скарына 1, 424-425), также огнь (Там же), блр. агонь, род.п. агню, м.р. ‘огонь’, также диал. агднь (Бялькевіч. Магіл. 40; Сцяшковіч, Грод. 17; Янкова 19-20; Слоун, пауночн.-заход. Бела- русі I, 49; Мат. 83), огонь (Тураускі слоунік 3, 242-243). Этимология *ognb - большая задача и загадка также и.-е. лингвистической географии и культурной истории, этнического менталитета. С важностью этих параметров можно сравнить только затемнен- ность и сложность проблематики, включая такую типичную ситуацию, когда наиболее серьезную версию реконструкции почитают “устаревшей” и “преодоленной”, довольствуясь тупиковыми решениями и случайными сравнениями. Так, у Фасмера (III, 118-119) в богатой статье огонь отдается предпочтение апофонической версии *ognis: *egnis (к последнему - лат. ignis), причем функциональный смысл этой апофонии не затрагивается и остается неясным, а балт. формы, выразительно начинающиеся все на и- (лит. ugnis, лтш. uguns), объявляются результатом “редукции” (? - О.Т.) о > и, хотя призванная это аргументировать форма лит. agnüs ‘огненный’ по меньшей мере ненадежна (см. о ней Fraenkel 1,2, с литер.). Далее, Фа- смер: “Праформа *ngnis, которая еще и сейчас пользуется популярностью, невероятна ни со слав., ни с италийск. точки зрения”. “Невероятность” при этом не объясняется, да это и трудно сделать, и ссылка на Walde-Hofm. I, 676 тут не помогает. Ниже мы предлагаем свое обоснование версии *ngnis, за которой стоят Соссюр, Мейе, Педерсен и др., отводя, правда, при этом их сближение с названиями ‘угля’, по нашему мнению, бесперспективное. Позволяем себе опустить здесь без обсуждения звукоподражательную этимологию (см. о ней кратко Фасмер, там же), поскольку она элементарно не вяжется с высоким идеологическим статусом названия огня. Вместе с тем следует, очевидно, со всем вниманием отнестись к заключительному замечанию Фасмера о недостоверности родства специального названия ‘кузнечного горна’, ‘кузницы5 - *vygnb (см.) - И *Ognb, хотя это и внесет серьезные коррективы в наши прежние представления. Здесь целесообразно вспомнить ранее упомянутую лингвистическую географию, поскольку и.-е. языки четко делятся на такие, где представлено *ngnis ‘огонь’ (кроме слав, и балт., ср. сюда же лат. ignis то же и др.-инд. agnl· то же; хетт. Agni$, бог огня, все-таки заимствовано из индоарийского в Передней Азии, ср. Mayrhofer I, 18), и такие, где *ngnis неизвестно. К п о с л е д н и м о т н о с и т с я п р е ж д е в с е г о г е р м а н с к и й , и тут не помогут никакиеухищрения вроде: “Agnis в немецком обличье должно было бы запросто (billiger Weise) звучать акт или ikns, или okns, или ukns...” (Th. Aufrecht. Auhns. - KZ V, 1856, 135). В германском определенно н e было *п g п i s. Типичное герм, название ‘огня’ - др.-в.-нем. fiur, нем. Feuer и близкие (см. Kluge20 195), продолжающие тоже древнее, и.-е. *рецог, откуда хетт, pahhur, греч. πυρ, арм. hur, умбр, pir ‘огонь*, оск. (производное) purasiaí ‘igniaria*, тохар. А рог, В pwär. На с о с у - ществовании двух и.-е. названий огня *#gni- и *риг1*рецог- были построены далеко идущие выводы, особенно Мейе с его склонностью к социологизированию, причем первое ассоциировалось с сакральным, а второе - с материальным (A. Meillet. Les noms du “feu” et de Г “eau”. - MSL 21, 1920, 249-253). При этом искомое “сосуществование” в сущности по ббльшей части конструировалось, и никто, похоже, особенно не задумывался о признаках наличия двух ареалов - I *çgni- и II *рйг. Исключения, впрочем, были, одно - не чистое, в виде соседства *çgni- и *рйг в близких (но все же разных) италийских диалектах, латинском и оскско-умбрском (см. выше). И только в славянском мы видим второе, чистое исключение из вышесказанного, а именно сохранность и.-е. *ngni- и *рйг в рамках одного лингвоэтнического пространства. Четко указал на это только Махек: “Slovanština však podržela oba” (Machek2 410). Это значительный архаизм, особенно если учесть, что в романском (после латинского) вообще забыто также ignis, состоялась полная смена терминов. Между прочим, реально наблюдаемое сосуществование, напр., слав. *ognb ‘огонь (вообще), пламя’ и *ругь ‘остатки огня, тлеющая зола’ могло бы подсказать, кажется, более реалистическую картину парности терминов, чем эта мейетовская оппозиция аристократического и низкого, как и в целом типология генезиса названий ‘огня* могла бы оказаться иной, в чем-то более разнообразной. Определенную подборку ‘Fire* с терминами и их этимологиями дает Buck3 (71-72), в чем-то, конечно, уже устаревший. Впрочем, и эта подборка, включающая также поэтические и прочие синонимы (см. о них еще: J. Knobloch, - Actes du Xе Congrès International des linguistes. Bucarest, 1970, 647-348), способна дать продуктивное направление исследовательской мысли - в сторону вскрытия описательной, иносказательной, по своей сути - атрибутивной природы практически всех терминов, в том числе пресловутой пары *ngni- : *рйг-. Их мнимая оппозиция при этом снимается, а социологизм, скорее, воплощен в их первоначальной атрибутивной иносказательности, т а б у и - стичности. Следуя этой линии умозаключений, мы (уже довольно давно) предприняли попытку осмыслить слав. *ognb и его выразительную - /- основу (ср. N. van Wijk. Aksl. огнк. - ZfslPh IX, 1932, 98 и след.), без признаков предшествования ей основы на согласный (что весьма характерно!) как указание о наличии здесь древнего приватив- н о г о двучлена *n-gni- ‘связанный с н е - г н и е н и е м ’. См. Трубачёв. Этногенез и культура древнейших славян. Лингвистические исследования. (М., 1991) 145, 192 и след. (и.-е. *n-gni-s как отражение обряда кремации; *peuörl*pür как атрибутов ‘очищающий’; впервые доложено в 1986 г. на симпозиуме по слав, язычеству, Прилеп, Македония). Остается кратко добавить, что праслав. *vygnb (см.), название кузнечного горна, которое будет вновь анализироваться в специальной статье Словаря, распространенное на Западе слав, территории и определенным образом контактирующее с кузнечной терминологией центральноевропейского культурного района, судя по всему, не связано с *ognb, почему могут быть пересмотрены соответствующие предположения в: Трубачев. Ремесленная терминология 323 и след. В герм, языках, как уже отмечено, отсутствует и.-е. *ngni-s, так что наличествующее там *uhwna- (нем. Ofen и родственные) ‘печь’ и связанное с ним каким-то образом слав. *vygnb сближать с *ognb становится все труднее. Что же касается самих названий горна кузнечного (слав. *vygnb, герм, *uhwna-)t то для них наиболее вероятно семантич. развитие ‘печь, горн' < ‘горшок’, а не умозрительная связь с ‘огонь’, что, впрочем, на разном материале неоднократно обсуждалось в названной выше книге о ремесленной терминологии.

*ognьcь: цслав. огньцк м.р. parvus ignis (MikL LP), болг. (Геров) огънець м.р., ум. ‘огонек’, макед. огинец м.р., ум. ‘огонек’ (Кон.), сербохорв. ogríac, род. п. ogňaca, м.р., ум. (“только в словарях Белостенца, Ямб- решича”, RJA VIII, 752), диал. огньц (J. ДиниЬ. Речник тимочког говора 175), словен. ógnjec м.р. ‘болезнь антонов огонь; растение Calendula arvensis’ (Plet. I, 800), диал. ógnjec ‘Calendula arvensis’ (Novak 65), ст.-чеш. ohněc м.р. ‘огонек’ (StčSl 10, 321), др.-русск., русск.- цслав. огнецъ (огньць) м.р., ум. к огонь (Изб. Св. 1076 г., 234. СлРЯ XI-XVII вв. 12, 242), русск. диал. огнёц м.р. ‘болезнь мокнущая экзема’ (борович., новг., СРНГ 22,327), огонёц м.р. ‘маленькая керосиновая лампа без стекла’ (павл. ворон., СРНГ 22, 339; Словарь Красноярского края2 236), огнёц м.р. ‘болячки на губах при простудном заболевании’ (Новг. словарь 6, 127). Ум. ПрОИЗВОДНОе С Суф. -ЬСЬ ОТ *Oglìb (см.).

*ognьja?/*ogni?: русск. диал. огнйя ‘в суеверных представлениях - имя одной из двенадцати сестер-лихорадок’ (арханг., СРНГ 22,331), огнея ж.р. [удар.?] то же (вязник. влад., СРНГ 22, 328). Мифологическое имя деятеля с суф. (исходом основы) -il-bja от *ognb (см.).

*ognьjь: чеш. ohni, прилаг. к oheň. Притяж. прилаг., производное с суф. -ь/ь от *ognb (см.).

*ognьkъ: макед. огинок м.р., ум. от огин (поэт., Кон.), сербохорв. диал. огн>’к м.р., ум. от оган> (Н. ЖивковиЬ. Речник пиротског говора 104), чеш. ohýnek, род.п. -пки, м.р., ум. от oheň (PSJČ), ст.-польск. ogieniek м.р. ум. от ogieň (SI. polszcz. XVI w., XXI, 54), польск. ogieniek от ogieň (Warsz. Ill, 704), словин. vefyignk м.р. ‘огонек’ (Lorentz. Slovinz. Wb. II,1329), uogénk (Lorentz. Pomor. III, l, 685, 687), ógink (Sychta III, 301), русск. огонёк, род.п. -нька, м.р., ум. к огонь, диал. огонёк ‘яркое цветное пятно (на ткани)’ (новг.), ‘красный цветок (любой)’ (курган. ) (СРНГ 22, 338-339 ), ‘бальзамин садовый Impatiens balsamina; настурция низкая Tropacolum majus nanum; цветок цинния’ (Словарь русских донских говоров 2, 198), ‘небольшой жук, светящийся в темноте; светлячок’ (Новг. словарь 6, 128), ‘растение бегония; растение купальница европейская’ (Сл. Среднего Урала III, 38—39; Словарь русских говоров Кузбасса 137; Полный словарь сибирского говора II, 236; Словарь Приамурья 180), ‘бальзамин султанский Impatiens suitami’ (Сл. русск. говоров Новосиб. обл. 347), огоньки мн. ‘ранние полевые цветы’ (Словарь русских говоров Алтая 3 ,1, 186), укр. огоньок, род.п. -нька, м.р. ум. ‘огонек’ (Укр.-рос. словн.), диал. аганьок, огоньок ‘растение Melandryum rubrum L.’ (П.С. Лисенко. Словник поліських говорів 24), блр. диал. аганёк м.р. ‘бальзамин’ (Янкова 18; Сцяшковіч. Грод. 18). УМ. ПрОИЗВОДНОе С Суф. -bkb ОТ *Ognb (СМ.). Ср. *OglíbCb (см.).


Главная
О праславянах и их языке: Балто-славика | Хронология | Прародина | Мифы | Особые черты | Фонетика | Морфонология | Лексика | Грамматика | Фразеология | Ономастика | Библиография | Ссылки
Родственное по славянским языкам: Славяноведение | Книги по славистике | Церковнославянские язык и азбука | Межславянские проекты | Русские префиксы, суффиксы, корни и словари |
Вспомогательное: Индоевропейский праязык | Y-ДНК популяция R1a | Железный век Евразии | Древняя Русь | Славянские топонимы Германии
Славянские страны: Россия | Белоруссия | Болгария | Босния | Македония | Польша | Сербия | Словакия | Словения | Украина | Хорватия | Черногория | Чехия

© «Proto-Slavic.ru», Игорь Константинович Гаршин, 2012.
Дочерний веб-проект Сайта Игоря Гаршина.
Автор и владелец сайтов - Игорь Константинович Гаршин (см. Curriculum Vitae автора).
Пишите письма ( Письмо Игорю Константиновичу Гаршину).
Страница обновлена 16.12.2022