Сказочные животные славянских сказок


> > Древнеславянский зоопантеон
Праславянский словарь: А | Б | В | Г | Д | Е | Ѣ | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | Ѫ | П | Р | С | Т | У | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ю | Ѭ | Я | Ѩ
Труды-источники: Дерксен-Старостин | Покорный | ЭССЯ (Трубачев)
Славянские словари: Старославянский | Русский | Белорусский | Болгарский | Лужицкие | Македонский | Польский | Сербохорватский | Словацкий | Словенский | Украинский | Чешский


Сведения взяты из сетевых ресурсов и литературы о славянской мифологии. Особая благодарность Денису Блинцову за статьи о славянских богах из его веб-капища. Из библиографии за основу взяты краткие статьи "Словаря славянской мифологии" Елены Грушко и Юрия Медведева. Они краткие, но их много, по большинству мифических и сказочных персонажей древних славян.

Разделы о славянском зоопантеоне:

Также читайте о славянских сказочных птицах.


Сказочные животные славян (не змеи и не птицы)

Индрик-зверь

Мифический предводитель и владыка звериного царства. Ходит он по поднебесью.

Когда Индрик-зверь разыграется, вся вселенная всколыхнется. От его чудесных копыт произошли на земле все овраги, котловины и пади, которые потом заполнились водою. [Напоминает Конька-горбунка. Возможно, также, связан с индоарийским богом войны Индрой.]

В этом сказочном звере легко, по самому его наименованию, узнать единорога, представлявшегося и в не особенно стародавние годы загадочным существом, с которым связывалась в суеверном воображении мысль о сверхъестественной силе и мудрости.

Коргоруши

Коргоруши — помощники домового; видом похожи на кошек. Согласно южнорусским поверьям, приносят своему хозяину припасы и деньги из других домов.

Полкан [Кентавр]

Полкан — получеловек-полуконь [Центавр]. Его почитали полубогом. Ему приписывали сверхъестественную силу и способность очень быстро бегать. Он обладал неизъяснимой отвагой и воинственностью, поэтому был незаменим на поле брани. Поскольку древним славянам приходилось много воевать, то культ этого божества был распространен и силен. Выходил он на подмогу славянским племенам вместе со своими сородичами, сражались они отважно и самоотверженно, за что почитались в веках.

Чудо Морское

Чудовище, проживающее в морской пучине, иногда олицетворяемое щукой или другой невероятной рыбою. Древнему человеку туча казалась щукою — великаном, проглотившим прекрасное светило дня. Проглотив его, чудовище места себе не может найти от жара, сжигающего все его внутренности; оно мечется из стороны в сторону, пышет огнем, истекает горючими слезами и, наконец, в полном изнеможении — выбрасывает полоненное солнышко на свободный простор, исчезая с просветлевшего неба-моря.

Золотая рыбка

В славянских преданиях встречается чудесная рыба, порождающая сказочных богатырей. Так, например, рассказывается, что жила-была на белом свете одна царица, у которой не было детей, а она только и желала одного счастья на земле — просила-молила у Бога сына. Привиделся ей вещий сон, что надо для этого закинуть в море синее шелковый невод и первую вынутую из невода рыбу съесть. Рассказала царица этот сон своим приспешницам, приказала закинуть невод: попалась всего одна рыба, да и та не простая, а золотая. Зажарили ее, подали на обед царице, стала та ее есть да похваливать. Объедки, оставшиеся после царицы, доела стряпуха-кухарка; доела — вымыла посуду, вынесла помои любимой черной корове. И вот дался царицын сон в руку, — в один и тот же день родились на белый свет три сына: Иван-царевич, Иван-кухарчонок да Иван-коровьин сын [кастовая система?]. Шло-проходило время; выросли они, выровнялись все молодец в молодца, стали богатырями могучими.

Сказочная щука

Русский сказочник-народ придает иногда щуке такую сверхъестественную, всеобъемлющую силу, что только диву даются все видящие проявление этой последней. Попадается такая чудодейственная рыба в руки, все равно — хоть Ивану-царевичу, хоть Емеле-дурачку — изменяет она обычной немоте своей сестры-братьи, начинает голосом провещать человеческим: «Отпусти меня в воду, пригожусь тебе!» — говорит. Научает она произносить всякий раз, как только понадобится ее помощь, слова: «По моему прошенью, по щучьему веленью!» Всякое-де желание, связанное с этими волшебными словами, исполнится не медленно. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; но глубоко запали в память народную эти слова, еще до сих пор то и дело можно услышать присловье — «по щучьему веленью» — относящееся ко всему, совершающемуся с поразительной быстротою. Таковым — из ряда вон выходящим — почетом окружает охочий до сказок пахарь-народ заставляющую не дремать кроткого карася прожорливую представительницу царства рыб.

Со всякой, даже самой обыкновенною щукой-рыбою связывается в народном представлении та или другая примета. Если попадется зубастая хищница при весеннем, первом после вскрытия вод, улове, то на нее обращается особое внимание. Вспарывает рыбак ей брюхо — смотрит, много ли икры. Толще икряной слой к голове — это говорит о том, что урожайнее будут ранние посевы в яровом поле; к хвосту собирается комком икра — надо переждать, сеять по позднее; если же вся икра поровну разложена, когда ни сеять, все равно: уродится хлеб и в том, и в другом случае такой, что «до Аксиньи-полухлебницы» (24-го января), не хватит. Хребтовую кость щучью, советует поселыцина-деревенщина, умудренная жизнью прадедов, вешать на воротной притолоке (от морового поветрия); щучьи зубы, по уверению знахарей-ведунов, вернее верного оберегают носящего их в ладанке на шее от укушения ядовитых змей.

К зубастой щуке приравнивает деревенский люд и такое явление природы, как срывающий с крыш солому вихорь буйный: «Щука хвостом махнула — крышу слизнула, лес до сырой земли согнула!» — говорит он. Коса острая и кривой серп, под корень срезающие злаки-былья, также вызывают в воображении народа краснослова сравнение с прожорливой хищницею царства рыб: «Щука-хапуга (коса) хвостом (лезвием) мигнула — леса (травы) пали, горы (копны) встали!», «Щука (серп) прянет, весь лес (нива) вянет!»

Угорь-рыба и железница

«Чудом морским» называет иногда на род и угорь-рыбу, и диковинную железницу.

На утренней ранней зорьке выметывается угорь-рыба в Семен-день на берег и ходит-перескакивает по лугам на три версты, по росе. Смывает-сбрасывает с себя она все свои лихие болезни — на пагубу человеку. Потому-то и не советуют знающие люди выходить до спада росы в этот день на берег реки. Угорь слывет на деревенской Руси запрещенной рыбою. Можно его есть, говорят сведущие старики, только тогда, когда «семь городов наперед обойдешь — никакой яствы не найдешь», да и тогда запрещается вкушать голову и хвост угря. Народное суеверие принимает его за «водяного змея, хитрого и злобного», поясняя при этом, что за великие прегрешения этому змею положен запрет на жало: «не жалить ему веки вечные, ни человека, ни зверя». Знахари заставляют угря быть вещим помощником их гаданий: они кладут его на горячие уголья и, по направлению его прыжков, стараются обозначить место, где укрыта похитчиком какая-либо пропавшая вещь.

Железница водилась в Волге в незапамятные времена, иначе ее называли бешеной рыбой. Уверяют, что, кто эту рыбу съест, тот непременно сойдет с ума, поэтому, выловив железницу, ее снова бросают в воду.

Животные из сказок славян (не птицы)

Волк

В самый древний период, когда основным занятием людей была охота, они верили, что дикие животные — их прародители. Славяне считали их могущественными божествами, которым нужно оказывать уважение, поклоняться и ни в коем случае не возмущать их. Волк всегда был одним из самых сильных и опасных зверей в лесах, где жили славяне, поэтому культ его был широко распространен и сохранялся длительное время. Волк считался могущественным защитником племени, пожирателем злых духов, но только в том случае, когда племя оказывало ему надлежащие почести как своему покровителю, предку. Языческий жрец, совершавший охранительные обряды, одевался в волчью шкуру.

Следы обожествления и особого почитания волка сохранялись в народном сознании очень долгое время. Об этом свидетельствует устойчивый образ волка в устном народном творчестве. Волк несомненно наделен необыкновенными способностями. С одной стороны он является олицетворением темной тучи, заслоняющей солнце, и вообще темноты. Волком иногда оборачивался даже сам Перун, появляясь на земле; колдуны и ведьмы старались подражать Перуну и представали в виде волков. С другой стороны известен образ волка, помогающего герою славянских сказок царевичу во многих его предприятиях: летает он быстрее ветра, переносит серый на своей спине царевича из одной стороны белого света в другую, помогает ему добыть чудесную Жар-птицу, золотогривого коня и всем красавицам красавицу — Царь-девицу. Говорит этот сказочный волк человечьим голосом и одарен необычайной мудростью.

С принятием христианства культ и обряды, связанные с волком не исчезли, как не исчез из славянских лесов сам этот зверь. Существовало множество заговоров против злой силы волков; в самое морозное, темное время года, считалось, наступали волчьи праздники: начинают волки рыскать стада ми по лесам, полям и лугам, осмеливаясь нападать даже на целые обозы. Во многих местностях для предохранения скота от волков, в зимнее время подбирающихся по ночам к задворкам, было в обычае обегать околицу с колокольчиком в руках. Волчья шерсть считалась в старину одною из злых сил в руках чародеев.

Заяц

Заяц — животное, которое часто встречалось в лесах, где жили славяне. Они очень хорошо знали повадки этого зверька и связывали с ним такие качества, как слабость и робость. Звали белого зимой, серого по осени, рыжего летом трусишку-зверька — косым. Заяц не только воплощение трусости, но и олицетворение быстроты.

Змея

Змея — в воображении народа она является живым олицетворением всего нечистого, возбуждающего смешанное с ужасом отвращение, всего злого, лукавого, вредоносного.

Также читайте о славянских сказочных птицах.

Конь

Конь — едва ли не самое близкое и важное для человека животное. С древнейших времен служил людям, воспринимался как друг и мудрый помощник. Это неслучайно, ибо без коня немыслима жизнь в тех условиях, где проживали славянские племена. Обожествляя всю видимую и невидимую природу, люди придавали особые свойства и этому животному. Считалось, что солнце скачет по небу на золотом коне днем, а ночью — на черном. Поэтому и смена дня ночью представлялась воображению язычников бегом-состязанием двух коней. Также во всех славянских сказаниях темная сила представляется выезжающей на черном коне, белая — на белом. С давних времен главные боги Белобог и Чернобог, которые представлялись соответственно стихией света и стихией мрака, имели своих коней — белого и черного. С разделением власти над миром и всеми явлениями его бытия белые кони передаются в народном воображении богу-солнцу, богу-громовнику (сначала Перуну, потом Свентовиду и, наконец, Яриле), черные же становятся собственностью Стрибога и всех буйных ветров, Стрибожьих внуков.

В образе коня представлялись и месяц, и звезды, и ветры буйные, облетающие всю «подсолнечную подселенную» от моря до моря. Даже и тучи, заслоняющие свет солнечный, и быстролетные молнии являются иногда в том же воплощении.

Звук грома представлялся, по народным загадкам, ржанием небесных коней. Народные сказки упоминают о конях-вихрях, о конях-облаках; и те, и другие наделяются крыльями.

С появлением народных сказаний, былинного эпоса, главными героями которого являются богатыри, конь приобретает новое значение. Труд но представить богатыря былин без его доброго, верного, борзого (быстрого) коня, до того слились, сроднились эти два образа.

Позднее народная фантазия произвела на свет маленького волшебника конька-горбунка, обладающего силой перелетать во мгновение ока со своим седоком в тридевятое царство, в тридесятое государство. Хозяин такого конька-горбунка добывает все, что ему ни вздумается.

Множество всяких примет, связанных с этим неизменным спутником человека, существует на Руси: ржет конь — к добру, топает — к дороге, втягивает ноздрями воздух дорожный — дом близ ко, фыркает в пути — к доброй встрече (или к дождю). Споткнется конь при выезде со двора — лучше воротиться назад, чтобы не вышло какого-ни будь худа; распряжется дорогой — быть беде неминучей. Хомут, снятый с потной лошади, является у баб-знахарок лечебным средством: надеть его на болящего лихорадкой человека — всю хворь как рукой снимет. Вода из недопитого лошадью ведра тоже может облегчать разные болезни, если умыться ей со словом наговорным. Конский череп страшен для нечистой силы. Оттого-то прежде во многих деревнях можно было видеть черепа лошадей, воткнутые на частокол вокруг дворов. Друг-слуга пахаря конь остается верным ему даже и после своей смерти!

Кошка

Животное, очень любимое народом. Без этого маленького, но верного зверька не могло существовать ни одно хозяйство, поскольку кошка поедает мышей, в иные годы поедающих целые урожаи в амбарах. Ведуны привораживали кошек к жилищам людей заговорами «от мышеяди». Существует старинное поверье, что кошка так живуча, что только девятая смерть и может ее уморить до смерти.

Кошка у всех народов была спутницею колдунов. Народное суеверие приписывает ее видящим в темноте глазам необычайную силу, почерпнутую из мира таинственного. Трехшерстная кошка, по мнению наших пахарей, приносит счастье тому дому, где живет; семишерстный кот является еще более верным залогом семейного благополучия. По словам русских сказок, кошка — чуть ли не самое смышленое животное. Она сама сказывает сказки и не хуже дотошного знахаря умеет отводить глаза. Кот-баюн был наделен голосом, слышным за семь верст, и видел за семь верст; как замурлыкает, бывало, так напустит, на кого захочет, заколдованный сон, которого и не отличишь, не знаючи, от смерти.

Черная кошка является, по народному слову, олицетворением нежданного раздора.

В грозный для всякой нежити Ильин день, когда пророк сыплет в нее с небес свои ми огромными стрелами, в черную кошку прячется вся нечисть.

Считалось, что, если кто убьет чьего-нибудь любимого кота, тому семь лет ни в чем удачи не будет.

Лиса

Удивительный зверь, в народном сознании переплелись ее плохие и хорошие качества. Несомненно, это хищник, приносящий вред в хозяйстве. С другой стороны — человеку, которому приходилось бороться за выживание в условиях жестокой природы, импонировали ее хитрость и увертливость, способность выйти из трудного положения не грубой силой, а при помощи изворотливого ума. Ее называют кумушкой, Патрикеевной. Она — «семерых волков проведет», как ни стереги собака от нее двор, а она курятинки себе добудет.

Медведь

Поклонение медведю идет с самых древних языческих времен, когда люди жили в единстве с животным миром среди лесов, в чащах и отвоевывали себе жизненное пространство в жестокой борьбе с природой. Хозяином языческого леса был медведь — самый сильный зверь. Он считался защитником от всякого зла и покровителем плодородия. Миф о Медведе — хозяине леса могущественном божестве — сохранился в русских сказках, где героиня попадает к нему в дом в густой чаще леса, становится его женой, а их сын Медвежье Ушко превращается в могучего богатыря, победителя чудовищ.

Довольно долго медведя чтили как священного и даже намного позднее охотники всё ещё не решались произносить слово «медведь» и называли его то Михайлом Потапычем, то Топтыгиным, то просто Мишкой. Незлобив и даже добр по-своему — по-медвежьему — он, если его не трогать; но охотникам, выходящим на него с топором да с рогатиной, совсем напрасно полагаться на его доброту: умеет он быть грознее грозного воеводы — того и гляди из «косолапого мишки» превратится в свирепое лесное чудовище. «Отпетыми» зовут завзятых медвежатников, при каждом выходе на охоту провожая их — как на смерть.

Собака

Нет такого человека, который не согласится с изречением: «Собака — человеку верный друг!» Так сложилась жизнь природы, что собака — самый близкий родственник волка — стала его врагом и с давних времен защитником от него человека. Она защищает и оберегают хозяйское добро. Заслышит волк собачий лай — сторонкой норовит обойти: знает серый, что зубы-то у этих сторожей острые, а чутье — на диво. О своем верном друге-стороже насказал краснослов-пахарь немало всяких крылатых словец, и все они в один голос говорят о собачьей привязанности, о собачьем нюхе, о собачьей неприхотливости. По собачьему лаю узнает сбившийся с дороги путник, где поблизости жилье человеческое. По нему же загадывают на святки и красные девушки: «Гавкни, гавкни, собаченька, где мой суженый!»

Многое множество примет связано с хорошо знакомым деревенскому человеку собачьим нравом. Если собака качается из стороны в сторону — к дороге хозяину; воет пес, опустив морду вниз, или копает под окном ямку — быть в доме покойнику; воет, подняв голову, — ждут пожара; траву ест собака — к дождю; жмется к хозяину, заглядывая ему в глаза, — к близящемуся несчастью; мало ест, много спит — к ненастной погоде; не ест ничего после больного — дни того сочтены на небесах.

Черепаха

Некогда черепаха была молодой женщиной и соблюдала обет молчания перед свекром и свекровью. Однажды, когда она месила хлеб, проговорилась перед свекром и свекровью. Ей стало так стыдно, что она не могла больше глянуть им в глаза и от срама положила круг теста, легла на него, накрылась квашней и попросила бога, чтобы он превратил ее в какое-нибудь животное. Господь превратил ее в черепаху. Круг и квашня приросли к ней, она поползла, выползла из дому и ушла в лес. Потому и до сих пор, когда она видит кого-нибудь, прячет голову под панцирь и молчит, пока не пройдут. Это она делает от стыда.


Главная
Сказки, мифы и эпос славян: Славянский пантеон | Боги войны | Сказки славянских народов | Исторические предания славян (былины) | Ресурсы о славянской религии | Литература по славянской мифологии

© «Proto-Slavic.ru», Игорь Константинович Гаршин, 2012. Пишите письма (Письмо Игорю Константиновичу Гаршину).
Страница обновлена 09.02.2017