Грамматика славянского праязыка

> Грамматика
Праславянский словарь: А | Б | В | Г | Д | Е | Ѣ | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | Ѫ | П | Р | С | Т | У | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ю | Ѭ | Я | Ѩ
Труды-источники: Дерксен-Старостин | Покорный | ЭССЯ (Трубачев)
Славянские словари: Старославянский | Русский | Белорусский | Болгарский | Лужицкие | Македонский | Польский | Сербохорватский | Словацкий | Словенский | Украинский | Чешский
Русская тройка с санями - прародительница индоевропейской колесницы?

Разделы о праславянской морфологии, синтаксису и грамматическому словоизменению (реляции):

Библиографию по праславянской грамматической системе смотрите в литературе о праславянском языке.


Грамматика праславянского имени

В славянских языках, кроме древненовгородского диалекта, ещё в глубокой древности совпали также им. и вин. падежи неодушевленных существительных муж. рода склонения на -*o в ед. числе (стоит дом — вижу дом, но в др.-новг. им. доме), затем в разные исторические периоды то же произошло у существительных склонения на -*i-feminina (кры [Им.] — кровь [Вин.] > кровь — кровь), во мн. числе всех склонений (в русском языке начиная с XIV в.: доми [Им.] — домы [Вин.] > домы — домы). У одушевлённых существительных 2-го склонения и во мн. ч. винительный совпал с родительным (рука брата — вижу брата, древнее вижу братъ), так же и у личных местоимений (меня, тебя, его, её, нас, вас, их).

Современные славянские языки унаследовали основные грамматические категории имени, основные принципы словоизменения и словообразования праславянского языка. Однако ни один из современных языков славян не сохранил в неизменном виде сами словоизменительные парадигмы имени. Во всех языках сократилось количество этих парадигм, произошла унификация в системе словоизменения.

Имя с предметным значением (существительные) в праславянском языке, как и во всех современных славянских языках, делится на 3 большие группы в зависимости от грамматического рода (мужской, женский, средний). Вероятно, изначально в распределении по родам главную роль играло обозначение именем реального предмета мужского или женского пола; позднее к этому присоединились формальные грамматические показатели, в том числе – флексия.

Имена, обозначающие признак (прилагательные), выполняли функцию определения.

Имя в праславянском языке изменяется по падежам (именительный, родительный, дательный, винительный, творительный, местный, звательный) [утратился праиндоевропейский отложительный падеж] и числам (единственное, множественное, двойственное). Звательный падеж не сохранился в современных русском, словацком, нижнелужицком и словенском языках, а в остальных славянских языках употребляется с большей или меньшей регулярностью. Все славянские языки, кроме словенского и лужицких, утратили двойственное число.

В  зависимости от звукового вида основы (т.н. суффикса-детерминатива) и грамматического рода имена праславянского языка делятся на 6 групп:

  1. женский и мужской род с основой на *ā, *jā (*uŏdās, *zĕmjās, *unŏsjās);
  2. мужской и средний род с основой на *ŏ и *jŏ (*stŏlŏs, kŏnjŏs,* ŏknŏs, *pŏljŏs);
  3. мужской род с основой на *ŭ (sūnŭs, dŏmŭs);
  4. женский и мужской род с основой на *ĭ (*kŏstĭs, *ghŏstĭs);
  5. слова всех родов с основой на согласный: (мужской род с основой на *n (И.п. *kāmū – В.п. *kāmenĭs); женский род с основой на *r (*māter); средний род с основой на *n (*imen), *s (*slŏuŏs), *t (*orbent));
  6. женский род с основой на *ū (*suekrūs).

Эта система была унаследована из индоевропейского языка, где принадлежность слова к той или иной группе склонения могла определяться и общим групповым значением. Так, выделялись слова с суффиксом *-ter и общим значением «кровное родство» (*māter, *pāter, *sĕster, *bhrāter, *dŭghter); *-ū – «некровное родство по женской линии» (*suekrūs, *jentrūs); *-ent – «детеныши животных и человека» (*orbent, *doitent, *oslent). Сейчас мы далеко не всегда можем судить об этих группах слов. Именные прилагательные в мужском и среднем роде изменялись по модели основ на *-ŏ и *-jŏ, в женском роде – по модели основ на *-ā и *-jā; полные прилагательные изменялись по местоименному склонению.

Анализ именных парадигм современных славянских и индоевропейских языков позволяет установить следующий праславянский вид именных окончаний в разных грамматических формах:

Праславянская система флексий в именном склонении

Падеж
Типы склонений
*- ā, *-jā *-ŏ, *jŏ *-ŭ
*-ĭ
*-r, *-n,
*-s, *-t
*- ū
Единственное число
И
-s -s -s / -s / -s
Р
-ns - ō/ - ōd -ous -eis -es -es
Д
-ouī -eiī
В
-n -n -n -n -n -n
Т
-mĭ -mĭ
-mĭ
-mĭ
-mĭ
-mĭ
М
-ē/- ĭ -ē/- ĭ - ĕ - ĕ
З
- ĕ - ĕ - ĕ - ĕ

Двойственное чсило
И-В-Зв

-ō (м.р.)
-ĭ (ср.р.)
- ū - ĕi
Р-М
- ū - ū - ū - ū - ū - ū
Д-Т
-ma -ma -ma -ma -ĭma -ama
Множественное число
И
-ns -i (м.р.)
-a (ср.р.)
-es -es (м.р.)
-ns (ж.р.)
-es -ns
Р
-ōn -ōn -ōn -ōn -ōn -ōn
Д
-mŭs -mŭs -mŭs -mŭs -mŭs -mŭs
В
-ns -ns -ns -ns -ns -ns
Т
-mī
-ois -mī
-mī
-mī
-mī
М
-sŭ -sŭ -sŭ
-sŭ -sŭ -sŭ

После процессов, вызванных утратой закрытых слогов, решающим фактором в определении типа склонения во всех славянских языках стал грамматический род. На месте праславянских шести типов склонений с твердым и мягким вариантами в первых двух типах в современных славянских языках сформировались 3–4 типа склонения.

Грамматика праславянского глагола

Праславянский глагол, как и современный славянский, имел две основы: инфинитива и настоящего времени (ср. *bĭrā-ti – bĕr-on). От основы инфинитива образовывались инфинитив, супин, аорист, имперфект, причастие на -l, причастие действительного залога прошедшего времени, причастие страдательного залога прошедшего времени. От основ настоящего времени образовывались настоящее время, повелительное наклонение, причастие действительного и страдательного залога настоящего времени. Позже, уже в отдельных славянских языках, от основы настоящего времени стал употребляться имперфект – ст.-сл. берэахъ. Глагол имел первичные (в настоящем времени) и вторичные флексии (в формах аориста, имперфекта, повелительного наклонения).

Преобразования в словоизменении глагола связаны с формированием в период распада праславянского языка системы глагольного вида [столь характерного для славянских языков]. Это вызвало изменения в способах передачи временных отношений: длительность – недлительность действия, его соотнесенность – несоотнесенность с настоящим отошли на второй план; на первый план выдвинулась идея завершенности или незавершенности действия к моменту речи [интересно, с чем это связано?]. Эту идею лучше всего воплощал праславянский перфект, который и сохранился во всех славянских языках для обозначения действия в прошлом. В некоторых славянских языках (в словацком, лужицких, болгарском, македонском, сербскохорватском, словенском) сохраняется плюсквамперфект, выражающий значение давнопрошедшего времени. Лужицкие языки, а также южнославянские, кроме словенского, сохраняют также аорист и имперфект.

Различение завершенного и незавершенного времени настолько важно в славянских языках, что в них возникло уникальное явление - 2 формы инфинитива для глаголов, например, движения: (идти \ ходить, бежать \ бегать, лететь \ летать, плыть \ плавать, дать \ давать... А также 2 формы императива для части глаголов: брось \ бросай, толкни \ толкай, зажги \ зажигай... Наряду с 2 формами, завершенность для большинство глаголов формируется и маркируется приставками. А, поскольку, приставок много, то завершенные формы получают дополнительные смысловые оттенки, не всегда связанные с локализацией: шел \ пошел, пришел, подошел, отошел...; гладил \ погладил, пригладил, отгладил ~ выгладил, загладил, перегладил, нагладил...; ворожил \ поворожил, обворожил, заворожил, наворожил, приворожил, отворожил... При этом приставка по- стала маркировать (в большинстве случаев - кроме глаголов движения, где она маркирует начало процесса) нейтральное значение (чистую завершенность, но не для однократного действия, а длившегося некоторое время).

Труды по славянской грамматике

Книги по грамматике славянского праязыка

Книги по словоизменению праславянского языка

Праславянская морфология эпохи распада относительно легко реконструируется как весьма близкая к той, которая засвидетельствована в древнейших памятниках славянской письменности всего 11 веков тому назад. Если в области фонологии славянская компаративистика направлена главным образом в глубь предшествующего состояния от эпохи распада и первой фиксации славянской речи, то в морфологии, наоборот, - от эпохи распада к современному состоянию. Относительно давно реконструирован инвентарь праславянских именных и глагольных флексий в соотнесении с праиндоевропейским. Некоторые спорные детали диалектных различий праславянского языка в области инвентаря флексий неоднократно обсуждались. Общая картина праславянского формообразования описана в нескольких ранних (Мейе, Ильинский) и современных обобщающих трудах по сравнительной грамматике славянских языков (Вайян, Штибер, Мельничук). Однако, пожалуй, именно П. С. Кузнецов придал славянской сравнительно-исторической морфологии то же направление, в котором давно развиваются исследования по праславянской фонологии, в глубь веков, в древнейшее состояние. Его "Очерки по морфологии праславянского языка" (1961) и отдельная брошюра "Развитие индоевропейского склонения в общеславянском языке" (1961) - не традиционная сравнительная грамматика, а собственно история праславянского языка.

В области исследования праславянского склонения необходимо упомянуть обобщающие работы О. Гуйера (1910, 1920), Г. Шелезникера (1964) и др. Проблему механизма развития праславянского склонения поднял Л. А. Булаховский, посвятивший несколько статей проблеме действия аналогии (1956, 1957).

В области праславянского спряжения одно из ранних обобщений принадлежит И. Лекову (1934). Детальное сопоставление славянского и балтийского глагола дано у Станга (1942), дальнейшее сравнение славянской конъюгации с другими и.-е. языками в плане реконструкции находим у Вяч. В. Иванова (1965, 1968) и др.

Как и следовало ожидать, вслед за успешно развивающейся диахронической фонологией именно на славянском материале зародилась и стала развиваться диахроническая морфология. Это - серия работ Ф. Мареша (1962, 1963, 1964, 1967, 1978), В. Георгиева (1969, 1978) и В. Журавлева (1974, 1976, 1978), где изложены принципы диахронической морфологии в отличие от исторической грамматики. К этому направлению примыкает серия весьма информативных работ Д. Станишевой (1976, 1978) и др.

Любопытно, что исходным материалом для построения диахронической морфологии служит главным образом деклинация, ее категории и их динамика (склонение, падеж, число, род, типы склонения и др.) как продолжение начатого Бодуэном и младограмматиками выяснения механизма грамматической аналогии, подмеченной ими также на материале категорий склонения (деклинации). Для Бодуэна де Куртене аналогия - явление чисто психологического плана, как, между прочим, и фонема. Освобождение фонемы от бодуэновского психологизма, перенесение решения фонологических задач в чисто лингвистический план (Яковлев, Трубецкой, Якобсон, Карцевский, Аванесов и др.), привело к созданию фонологии. Заслуга инициаторов диахронической морфологии состоит в перенесении решения морфологических задач в лингвистику, на морфологический уровень, т. е. в освобождении понятия аналогии от бодуэновского психологизма.

Книги по синтаксису праславянского языка

Сравнительно-исторические исследования славянского синтаксиса, пожалуй, более продвинуты в той области, которая связана с морфологией, т. е. в области значения и функций грамматических категорий. Наиболее разработаны проблемы функций и значений падежа; инструменталь в балтийском и славянском (Э. Френкель, 1926), в славянских языках (коллективная монография под ред. С. Б. Бернштейна, 1958), датив; (А. Б. Правдин, 1957), локатив (В. Н. Топоров, 1961), отдельные падежные конструкции (Р. Ружичка, 1961; Г. Бирнбаум, 1970; Г. Якобсон, 1965; Г. Андерсен, 1970; В. Кипарский, 1967, 1969). Получило функционально-синтаксическое объяснение происхождения и развитие балто-славянской оппозиции именного и местоименного прилагательного (В. Розенкранц, 1958; И. Курц, 1958; 3. Зинкевичус, 1958; Н. И. Толстой и др.). Проблема оформления значения будущего времени в истории славянских языков обсуждалась в монографии Г. Бирнбаума (1958).

Неоднократно обсуждалась проблема взаимоотношения категории вида и времени в сравнительно-историческом плане (А. Белич, 1956; А, Мазон, 1958; Г. Гальтон, 1962 и др.). И в этом разделе сравнительно-исторического синтаксиса славянских языков складывается оригинальная и весьма перспективная диахроническая концепция, весьма близкая к концепциям современной диахронической фонологии и морфологии. Это - целая серия весьма интересных работ Д. Станишевой и ее сотрудников (1968, 1978 и др.), К. И. Ходова (1970, 1973 и др.). Одним из первых, кому удалось сделать фундаментальное обобщение в области реконструкции праславянского синтаксиса в плане структуры предложения, был ученик Фортунатова Е. Бернекер (1900), реконструировавший порядок слов в праславянском. И лишь Вяч. Вс. Иванов (1965) ревизовал и уточнил основные выводы Бернекера на основании новых данных (позже дешифрованные анатолийские языки) и методов исследования. Правда, еще раньше были уточнены некоторые детали относительно места прилагательного в старославянском и древнерусском (М. Виднес, 1958), энклитик (Р. Якобсон, 1935, 1962, 1971), плеоназма (Беднарчук, 1967), отдельных типов и фрагментов праславянского предложения (Я. Бауер, 1967; И. Феррел, 1968),

фундаментальное обобщение сравнительно-исторического синтаксиса славянских языков дано в серии публикации А. С. Мельничука (1963 и сл.). Теоретические проблемы реконструкции праславянского синтаксиса поднимаются в работах Я. Бауера (1958, 1903 и др.) и его сотрудников (1972).


Главная
О праславянах и их языке: Хронология | Балто-славика | Прародина | Мифы | Особые черты | Фонетика | Морфонология | Лексика | Фразеология | Грамматика | Библиография | Ссылки
Родственное по славянским языкам: Славяноведение | Книги по славистике | Церковнославянский язык и азбука | Русские префиксы, суффиксы, корни и словари | Панславистика
Вспомогательное: Индоевропейский праязык | Y-ДНК популяция R1a | Железный век Евразии | Древняя Русь | Славянские топонимы Германии
Славянские страны: Россия | Белоруссия | Болгария | Босния | Македония | Польша | Сербия | Словакия | Словения | Украина | Хорватия | Черногория | Чехия

© «Proto-Slavic.ru», Игорь Константинович Гаршин, 2012. Пишите письма (Письмо Игорю Константиновичу Гаршину).
Страница обновлена 13.09.2017