Грамматика славянского праязыка

Праславянский словарь: А | Б | В | Г | Д | Е | Ѣ | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | Ѫ | П | Р | С | Т | У | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ю | Ѭ | Я | Ѩ
Труды-источники: Дерксен-Старостин | Покорный | ЭССЯ (Трубачев)
Славянские словари: Старославянский | Русский | Белорусский | Болгарский | Лужицкие | Македонский | Польский | Сербохорватский | Словацкий | Словенский | Украинский | Чешский
Балтские словари: Прусский | Ятвяжский
Русская тройка с санями - прародительница индоевропейской колесницы?

Разделы о праславянской морфологии, синтаксису и грамматическому словоизменению (реляции):

Библиографию по праславянской грамматической системе смотрите в литературе о праславянском языке.


Грамматика праславянского имени

В славянских языках, кроме древненовгородского диалекта, ещё в глубокой древности совпали также им. и вин. падежи неодушевленных существительных муж. рода склонения на -*o в ед. числе (стоит дом — вижу дом, но в др.-новг. им. доме), затем в разные исторические периоды то же произошло у существительных склонения на -*i-feminina (кры [Им.] — кровь [Вин.] > кровь — кровь), во мн. числе всех склонений (в русском языке начиная с XIV в.: доми [Им.] — домы [Вин.] > домы — домы). У одушевлённых существительных 2-го склонения и во мн. ч. винительный совпал с родительным (рука брата — вижу брата, древнее вижу братъ), так же и у личных местоимений (меня, тебя, его, её, нас, вас, их).

Современные славянские языки унаследовали основные грамматические категории имени, основные принципы словоизменения и словообразования праславянского языка. Однако ни один из современных языков славян не сохранил в неизменном виде сами словоизменительные парадигмы имени. Во всех языках сократилось количество этих парадигм, произошла унификация в системе словоизменения.

Имя с предметным значением (существительные) в праславянском языке, как и во всех современных славянских языках, делится на 3 большие группы в зависимости от грамматического рода (мужской, женский, средний). Вероятно, изначально в распределении по родам главную роль играло обозначение именем реального предмета мужского или женского пола; позднее к этому присоединились формальные грамматические показатели, в том числе – флексия.

Имена, обозначающие признак (прилагательные), выполняли функцию определения.

Имя в праславянском языке изменяется по падежам (именительный, родительный, дательный, винительный, творительный, местный, звательный) [утратился праиндоевропейский отложительный падеж] и числам (единственное, множественное, двойственное). Звательный падеж не сохранился в современных русском, словацком, нижнелужицком и словенском языках, а в остальных славянских языках употребляется с большей или меньшей регулярностью. Все славянские языки, кроме словенского и лужицких, утратили двойственное число.

В  зависимости от звукового вида основы (т.н. суффикса-детерминатива) и грамматического рода имена праславянского языка делятся на 6 групп:

  1. женский и мужской род с основой на *ā, *jā (*uŏdās, *zĕmjās, *unŏsjās);
  2. мужской и средний род с основой на *ŏ и *jŏ (*stŏlŏs, kŏnjŏs,* ŏknŏs, *pŏljŏs);
  3. мужской род с основой на *ŭ (sūnŭs, dŏmŭs);
  4. женский и мужской род с основой на *ĭ (*kŏstĭs, *ghŏstĭs);
  5. слова всех родов с основой на согласный: (мужской род с основой на *n (И.п. *kāmū – В.п. *kāmenĭs); женский род с основой на *r (*māter); средний род с основой на *n (*imen), *s (*slŏuŏs), *t (*orbent));
  6. женский род с основой на *ū (*suekrūs).

Эта система была унаследована из индоевропейского языка, где принадлежность слова к той или иной группе склонения могла определяться и общим групповым значением. Так, выделялись слова с суффиксом *-ter и общим значением «кровное родство» (*māter, *pāter, *sĕster, *bhrāter, *dŭghter); *-ū – «некровное родство по женской линии» (*suekrūs, *jentrūs); *-ent – «детеныши животных и человека» (*orbent, *doitent, *oslent). Сейчас мы далеко не всегда можем судить об этих группах слов. Именные прилагательные в мужском и среднем роде изменялись по модели основ на *-ŏ и *-jŏ, в женском роде – по модели основ на *-ā и *-jā; полные прилагательные изменялись по местоименному склонению.

Анализ именных парадигм современных славянских и индоевропейских языков позволяет установить следующий праславянский вид именных окончаний в разных грамматических формах:

Праславянская система флексий в именном склонении

Падеж
Типы склонений
*- ā, *-jā *-ŏ, *jŏ *-ŭ
*-ĭ
*-r, *-n,
*-s, *-t
*- ū
Единственное число
И
-s -s -s / -s / -s
Р
-ns - ō/ - ōd -ous -eis -es -es
Д
-ouī -eiī
В
-n -n -n -n -n -n
Т
-mĭ -mĭ
-mĭ
-mĭ
-mĭ
-mĭ
М
-ē/- ĭ -ē/- ĭ - ĕ - ĕ
З
- ĕ - ĕ - ĕ - ĕ

Двойственное чсило
И-В-Зв

-ō (м.р.)
-ĭ (ср.р.)
- ū - ĕi
Р-М
- ū - ū - ū - ū - ū - ū
Д-Т
-ma -ma -ma -ma -ĭma -ama
Множественное число
И
-ns -i (м.р.)
-a (ср.р.)
-es -es (м.р.)
-ns (ж.р.)
-es -ns
Р
-ōn -ōn -ōn -ōn -ōn -ōn
Д
-mŭs -mŭs -mŭs -mŭs -mŭs -mŭs
В
-ns -ns -ns -ns -ns -ns
Т
-mī
-ois -mī
-mī
-mī
-mī
М
-sŭ -sŭ -sŭ
-sŭ -sŭ -sŭ

После процессов, вызванных утратой закрытых слогов, решающим фактором в определении типа склонения во всех славянских языках стал грамматический род. На месте праславянских шести типов склонений с твердым и мягким вариантами в первых двух типах в современных славянских языках сформировались 3–4 типа склонения.

Грамматика праславянского глагола

Немецкий учёный А. Лескин разделил праславянские глаголы в соответствии с их тематическим элементом на пять классов.

  1. к первому относились те, тематическими гласными которых были *-o- и *-e-,
  2. ко второму с тематическим элементом *-no-/*-ne-,
  3. к третьему с *-jo-/*-je-,
  4. к четвёртому с *-i-,
  5. в пятый класс входили атематические глаголы.

Атематических было всего четыре: *byti «быть», *jěsti «есть», *věděti «знать», *dati «дать». Однако сохранились реликты тех времён, когда атематических глаголов было больше (например, когда-то атематическими были глаголы *viděti «видеть», *gorěti «гореть» и другие).

Праславянский глагол, как и современный славянский, имел две основы: инфинитива и настоящего времени (ср. *bĭrā-ti – bĕr-on). От основы инфинитива образовывались инфинитив, супин, аорист, имперфект, причастие на -l, причастие действительного залога прошедшего времени, причастие страдательного залога прошедшего времени. От основ настоящего времени образовывались настоящее время, повелительное наклонение, причастие действительного и страдательного залога настоящего времени. Позже, уже в отдельных славянских языках, от основы настоящего времени стал употребляться имперфект – ст.-сл. берэахъ. Глагол имел первичные (в настоящем времени) и вторичные флексии (в формах аориста, имперфекта, повелительного наклонения).

Преобразования в словоизменении глагола связаны с формированием в период распада праславянского языка системы глагольного вида [столь характерного для славянских языков]. Это вызвало изменения в способах передачи временных отношений: длительность – недлительность действия, его соотнесенность – несоотнесенность с настоящим отошли на второй план; на первый план выдвинулась идея завершенности или незавершенности действия к моменту речи [интересно, с чем это связано?]. Эту идею лучше всего воплощал праславянский перфект, который и сохранился во всех славянских языках для обозначения действия в прошлом. В некоторых славянских языках (в словацком, лужицких, болгарском, македонском, сербскохорватском, словенском) сохраняется плюсквамперфект, выражающий значение давнопрошедшего времени. Лужицкие языки, а также южнославянские, кроме словенского, сохраняют также аорист и имперфект.

Различение завершенного и незавершенного времени настолько важно в славянских языках, что в них возникло уникальное явление - 2 формы инфинитива для глаголов, например, движения: (идти \ ходить, бежать \ бегать, лететь \ летать, плыть \ плавать, дать \ давать... А также 2 формы императива для части глаголов: брось \ бросай, толкни \ толкай, зажги \ зажигай... Наряду с 2 формами, завершенность для большинство глаголов формируется и маркируется приставками. А, поскольку, приставок много, то завершенные формы получают дополнительные смысловые оттенки, не всегда связанные с локализацией: шел \ пошел, пришел, подошел, отошел...; гладил \ погладил, пригладил, отгладил ~ выгладил, загладил, перегладил, нагладил...; ворожил \ поворожил, обворожил, заворожил, наворожил, приворожил, отворожил... При этом приставка по- стала маркировать (в большинстве случаев - кроме глаголов движения, где она маркирует начало процесса) нейтральное значение (чистую завершенность, но не для однократного действия, а длившегося некоторое время).

Морфологические изменения в праславянском языке

§ 12

В праславянском языке каждое имя существительное относилось к одному из трех грамматических родов: мужскому, женскому и среднему. Каждое имя имело три числа (единственное, двойственное и множественное); было 7 падежных форм (включая звательную) для единственного, 6 форм для множественного и 3 формы для двойственного числа.

В праславянском языке почти не сохранились именные образования, состоявшие только из одного корня, изменяющегося по именному склонению. Именные основы были расширены посредством особых показателей, так называемых тематических гласных и согласных. Представлены, таким образом, именные основы на гласные о, й, а, ї, й и согласные п, t, s, г. Эти концы основ, или тематические элементы, некогда являлись словообразовательными суффиксами, утратившими затем свое первоначальное значение. Именно они группировали имена в праславянском языке в различные типы склонения. По тематическим гласным и согласным принято называть славянские типы склонения. Обилие этих показателей является причиной многотип- ности склонения, присущей индоевропейским, в том числе и славянским, языкам.

К основе на -о- принадлежали имена мужского и среднего родов: *orb-o-s (лит. viTkas) — ст.-слав. рдвъ, рус. раб; *kon-jo-s — ст.-слав. конь, рус. конь; *sel-o-m (лат. jugum — «иго») — ст.-слав. «до, рус. село; *pol-jo-m — ст.-слав. полк, рус. поле.

К основе на -й- относилась небольшая группа имен мужского рода: *sun-u.-s (лит. stinus) — ст.-слав. сынъ, рус. сын.

К основе на -а- относились существительные женского рода и некоторые названия лиц мужского пола: *gen-a (ср. лит. ranka — «рука») — ст.-слав. жена, рус. жена; ст.-слав. слв\тА, рус. слуга; *duch-ja—ст.-слав. дооушд, рус. душа.

Основа на -i- включала имена мужского и женского родов: *pont-i-s (ср. лат. hostis — «чужеземец») — ст.-слав. пжтк, рус. путь; *kost-i-s — ст.-слав. кость, рус. кость.

К основе на -й- относились имена женского рода: *svekr-u-s (др.-инд. gvacrHh — «свекровь») — ст.-слав. свекры, рус. свекровь (форма вин. пад.).

Основы на согласные охватывали ограниченный круг имен всех трех родов: ст.-слав. комы (кдме-и-е), рус. камень; ИЛ»А (илм-н-е), рус. имя (имени); тела (тедлте из *tele-nt-), словацк. tel'a (tel'at'a), рус. теленок; слово (елоы-c-t), рус. слово, словеса; МАТИ (млте-р-ї), рус. мать, матери и др.

Путем сравнения славянских падежных форм с показаниями других индоевропейских языков устанавливается происхождение и других падежных окончаний.

§ 13

Уже в праславянский период в результате действия закона открытых слогов начался процесс разрушения звукового вида названных именных основ. Побудительной причиной распада древнейшей системы именного склонения явилось разрушение звукового вида основы и отнесение тематических элементов к окончанию, что в свою очередь вызвало переразложение основы.

Так, старый звуковой вид основы слова *gena, где -а- было тематическим гласным, распался на новую основу жен- и окончание -а; форма именительного падежа множественного числа *sun-ou,-es, ст.-слав, сынове стала осознаваться в качестве основы сын- и окончания -®ве, к которому был отнесен и тематический элемент основы ой-, и т. д. В связи с утратой звукового вида основы и видоизменением окончаний начался процесс о б- общения склонений, в котором активную роль стал играть грамматический род; ср. в этом отношении совпадение в именительном падеже единственного числа таких типов мужского склонения, как рдвь и сынъ (основы на -о- и -й-), конь и гость (основы на -jo- и -г-) и др.

Дальнейшая эволюция именного склонения в отдельных славянских языках происходила в общем плане взаимодействия между разрушенным звуковым видом основы и унифицирующим влиянием грамматического рода.

§ 14

Одно и то же прилагательное в праславянском языке имело три рода: босъ, боса, босо. Наряду с указанными формами, склонение которых совпадало со склонением имен (именные прилагательные), в праславянском языке развились прилагательные местоименные.

Происхождение местоименного склонения устанавливается по формам, сохранившимся в древнейших старославянских памятниках и в соответствующей парадигме литовского языка. Это сочетание склоняемой формы именного прилагательного и соответствующих форм относительного местоимения jb, ja, je. Полагают, что начало этого явления относится к концу периода славяно-балтийского единства. Прочное объединение обеих форм в одно слово в славянском и балтийском языках происходило самостоятельно, когда в праславянском уже утратились конечные согласные; ср. ст.-слав, вось-и (*bos-jb) и лит. basas-is, восд-га и лит. basd-ji, восо-« (в литовском языке средний род отсутствует), род. пад. ед. ч. БОС4-КГО, литовск. baso-jo и т. п.

Именные и местоименные прилагательные различались между собой не по синтаксическим функциям, а по значению; местоименное прилагательное употреблялось в том случае, когда определяемое было известно, когда его нужно выделить из ряда аналогичных предметов или явлений: ср. ст.-слав, доврыи мликь, франц. le bon homme, нем. der gute Mann и довръ мжжь, франц. ип bon homme, нем. ein guter Mann.

§ 15

Существенные изменения пережил праславянский язык в глагольной системе. В глаголе были известны два типа основ: основы настоящего времени и основы инфинитива. Основы настоящего времени распадались на пять классов: четыре тематических и пятый нетематический. Глагольный вид в праславянском был развит слабо, зато значительное развитие получили времена. Употреблялось несколько прошедших времен: аорист, имперфект, перфект и плюсквамперфект, с помощью которых выражались различные оттенки значений прошедшего времени. Различались д в а типа отглагольных окончаний: первичные и вторичные. Первичные образовывали настоящее время, вторичные — аорист, имперфект и повелительное наклонение. Кроме изъявительного и повелительного, употреблялись условное, неопределенное и достигательное наклонения (супин).

Праславянским новообразованием является создание имперфекта: праслав. *sedeti—*sedeach— *sedease, др.-польск. siedziesze. Новым является образование будущего времени. Индоевропейское образование с суффиксом -s- (греч. настоящее время ахоиш — «слышу» — будущее акоидш) в праславянском было заменено описательной конструкцией: ст.-слав. вждж вид-Ьлъ или хвФж вид-кти, ср. польск. bfdp widzial и т. д. Развитие видовых отношений — славянское новообразование. В дальнейшем видовая система заменила систему прошедших времен.

§ 16

Как было отмечено, праславянский язык пережил длительную, многовековую историю. Для многих фонетических и морфологических процессов праславянского языка можно установить последовательность изменений, их относительную хронологию. Это удается сделать путем применения сравнительно- исторического метода, который позволяет проследить не документированный в письменных памятниках период развития языка и с той или иной степенью вероятности восстановить его состояние в отдельные эпохи. Анализ некоторых фактов показывает, что отдельные явления захватывали не всю область, заселенную славянскими племенами, что некоторые изменения давали различные результаты в славянской языковой области. В этом проявляется древнейшее диалектное членение праславянского языка, который, как и любой живой язык, не мог в своей истории не подвергнуться диалектной дифференциации.

Древнейшие диалектные различия позволяют сделать вывод, что намечались первоначально две диалектные области: восточная и западная, причем к первой относились племенные языки предков восточных и южных славян, а ко второй — языки предков западных славян. Так, первая палатализация имела место в период, когда контакт между славянскими племенами был прочным и постоянным, диалектные различия были еще в зародыше, вследствие чего ее результаты одинаковы для всех славянских языков.

Однако в эпоху протекания второй палатализации некоторые явления дали различные результаты в восточной и западной группах: 1) в восточной группе вторая палатализация захватила и такие случаи, когда задненёбные k, g, ch были отделены от новых і, ё губным v: рус. цвет, звезда, др.-рус. волхвъ — им. пад. мн. ч. волсви, ст.-слав. цгктъ, ^віздл; в западной группе задненёбные в этой позиции остались без изменения; 2) мягкое s', возникшее при второй палатализации из ch, изменилось на западе в s, дав тот же результат, что и при первой палатализации: польск. szary, szady; на востоке s' изменилось в s: рус. серый, седой; 3) группы tl, dl упростились на востоке и сохранились на западе: рус. крыло, польск. skrzydlo и др.

Указанные явления, очевидно, можно отнести к начальному периоду диалектной дифференциации в области распространения праславянского языка. Можно предполагать, что в более позднее время произошла перегруппировка славянских племен, в ходе которой возникло сближение западной группы с предками восточных славян (северная группа) и выделение южной группы. На такую перегруппировку указывают следующие явления:

  1. Изменение сочетаний типа *tort и начальных *ort-, *olt- в южной группе в trat, rat-, lat- и иное развитие этих сочетаний в северной группе, где не было перестановки элементов сочетания типа *tort, а сочетания *ort-, *olt- дали двоякий результат в связи с различиями в интонации. Среднесловацкое наречие п последнем явлении выступает переходным от северной к южной группе, а вся чехословацкая языковая область совпадает по результатам изменения сочетания типа *tort с южной группой.
  2. Двоякие рефлексы окончаний именительного-винительного падежа множественного числа существительных женского рода с основой на -}а-. Первоначально в именительном падеже множественного числа было ё (из *ias), а в винительном падеже (из -*ians). Выравнивание этих форм в северной группе дало ё (др.-чеш. duse), а в южной § (ст.-слав. доушл). Это же относится к родительному падежу единственного числа женского рода и винительному падежу множественного числа мужского рода с основой на -jo-: др.-рус. конЬ, ст.-слав. коим. 3)

На севере окончанием действительных причастий настоящего времени мужского рода в именительном падеже единственного числа (с темой о (е) выступает -а: др.-русск. неса, мога, чеш. nesa, veda; на юге эта форма оканчивается на -у: ст.-слав. рЕКЫ, ИЕСЫ, МОГЫ.

Указанная перегруппировка, очевидно, находилась в связи с интенсивным расселением славянских племен на территории Восточной и Южной Европы. Предки южных славян, двинувшись на юг и перевалив через Карпаты, в какой-то степени утратили тесную связь с остальным массивом славянства, хотя и сохранили в своем языке особенности, сближающие их с предками восточных славян. В более позднюю эпоху на юг продвинулись предки чехов и словаков. Об этом свидетельствуют языковые факты, указывающие на близкие взаимоотношения чехословацкой группы с предками южных славян. Это движение славян на юг от Карпат происходило в первые века нашей эры. Одновременно предки западных славян занимают земли вплоть до Эльбы, а предки восточных славян — территории в бассейнах Доиа, верхней Волги и Западной Двины. В V—VI вв. н. э. южные славяне занимают снача'ла Дакию и Паннонию, а затем Балканский полуостров. В связи с указанными передвижениями была нарушена тесная связь восточных и западных славян. Вторжение в Дунайскую равнину сначала авар, а затем в IX в. финно-угор- ского племени мадьяр (венгров) привело к ликвидации непосредственных связей западных славян с южными. В языковом отношении это отчетливо проявилось в результатах изменения групп *tj, *dj и *kt', которые отличаются в трех славянских языковых группах. Так на протяжении нескольких столетий происходили процессы, приведшие к трехчленному делению славянской языковой общности.

Историческими судьбами славян определены существенные изменения в праславянском языке. Развитие новых общественных отношений, усложнение производства, образование крупных племенных союзов — все это привело в конце концов к распаду праславянского языка, к выделению самостоятельных племенных языков, на основе которых позже сформировались славянские народные языки. Это, однако, не привело к распаду праславян- ских языковых связей. Внутренние законы развития праславянского языка, тенденции, унаследованные от праславянского периода, на длительный срок определили развитие не только обособившихся племенных диалектов, но и народных славянских языков эпохи феодализма. В определенные периоды эти связи усиливались, так как определялись не только общностью происхождения всех славянских языков, но и тесными социально-политическими и культурными взаимоотношениями славян на протяжении их истории.

Общеславянские грамматические процессы

§ 22

Много общих процессов пережили славянские языки в области грамматического строя. Формируется единое склонение имен существительных мужского рода. Существительные среднего рода, кроме основного склонения, восходящего к старым основам на -о-, частично сохраняют старое склонение основ на согласные. Только в существительных женского рода славянские языки до сих пор имеют два совершенно самостоятельных склонения, восходящих к основам на -а- и -Ї-.

Несмотря на общие тенденции развития именного склонения, мы находим в славянских языках и много своеобразия, Так, чешское склонение отличается большой архаичностью. В нем сохранились различия твердых и мягких вариантов склонения, находим многочисленные следы старых основ на согласные. Болгарский язык утратил склонение, в нем синтаксические отношения имени и отчасти местоимений выражаются в настоящее время с помощью порядка слов и предлогов.

В склонении славянских языков получила развитие категория одушевленности и неодушевленности (вижу сына, но стол), категория личности для имен мужского пола. При употреблении падежей увеличилось число предложных конструкций (воротися Смоленьску — «вернулся к Смоленску»). Во всех славянских языках, кроме словенского и лужицких, утрачено двойственное число. Изменилось употребление именных и местоименных прилагательных. В большинстве славянских языков именные прилагательные стали выполнять в предложении функции предиката, а местоименные — функцию атрибута. Это привело к потере склонения именных прилагательных, так как они всегда употреблялись в именительном падеже. Позже именные прилагательные стали вытесняться и из сказуемого.

§ 23

Наибольшие изменения славянские языки претерпели в области глагола. Восточнославянские языки утратили все формы прошедшего времени. В этих языках функцию прошедшего времени выполняют причастия на -л (бежал, спал). В западнославянских языках (кроме лужицких, в которых находим аорист и имперфект) утрачены простые прошедшие времена. В болгарском и македонском языках сохранились все формы прошедшего времени. В сербскохорватском языке в настоящее время идет процесс утраты простых прошедших времен, в словенском они уже исчезли.

Произошли важные изменения во флексиях настоящего времени. Во многих языках получила широкое распространение в 1-м лице единственного числа флексия -т (польск. siucham, чеш. delam, серб, пишем, болг. чувам). В западнославянских и частично южнославянских языках утрачено в 3-м лице единственного и множественного числа окончание -t. Это явление находит отражение и в восточнославянских языках.

В связи с утратой некоторых времен получает интенсивное развитие глагольный вид, который в ряде случаев приобретает временное значение. Во всех славянских языках (кроме словенского и нижнелужицкого) утрачено достигательное наклонение (супин). В болгарском, македонском и частично сербскохорватском вышло из употребления неопределенное наклонение (инфинитив). Перестали склоняться причастия действительного залога в именной форме. Они перешли в разряд глагольных наречий (деепричастий). Существенные изменения затронули как простое, так и сложное предложения.

§ 24

Остановимся более подробно на развитии и формировании в славянских языках категории одушевленности и личности, чтобы проследить, как эта категория (начало которой, очевидно, восходит к праславянской эпохе) формировалась в отдельных славянских языках.

Характерной особенностью славянского склонения имен и местоимений является употребление формы родительного падежа вместо винительного при одушевленных существительных. Замена формы винительного падежа формой родительного в именах живых существ, переходящая от единственного числа на множественное, оказала значительное влияние на всю систему склонения. Возникновение этого явления относится к позднему периоду истории праславянского языка. Причина, вызвавшая к жизни это явление, заключалась в особенностях структуры предложений типа откць оуддрилъ сынъ. В них действие закона открытых слогов привело к совпадению по форме падежей подлежащего и прямого объекта. Отсутствие грамматического значения у порядка слов в славянских языках в конце концов обусловило возникновение родительного-винительного падежа для имен существительных мужского рода.

В старославянском языке имена собственные мужского рода в единственном- числе имеют форму родительного-винительного падежа: ВЪАД'Ь НА пггрл, имена нарицательные, обозначающие лиц мужского рода, также обычно имеют эту форму: имжтъ ЖЕНИЛА. Некоторые Имена лиц (рЛВЪ, отрокт», ВС.ГК, ДОУХ1*' МЛДДЕНЬЦЬ) и названия животных употреблялись обычно в старой форме винительного падежа, совпадавшего с именительным падежом. Во множественном числе категория родительного-винительного падежа (т. е. одушевленности) не была развита.

В древнерусском языке на протяжении XI—XV вв. категория одушевленности в единственном числе постепенно включала в свой состав, кроме названий лиц мужского пола, также названия животных мужского рода. В связи с чисто фонетическим процессом совпадения по форме винительного и именительного падежей множественного числа в этот период родительиый-ви- нительный падеж проникает и во множественное число, сначала для названий лиц мужского рода: чернь всташа на бояр. К XVI в. во множественном числе в категорию одушевленности включаются имена женского рода с основой на -а-: «стратиги и боля- ре взяли царицю и благородныхъ дЬвицъ и младыхъ женъ многихъъ.

В XVII в. родительный-винительный падеж для одушевленных существительных мужского рода в единственном числе стал нормой; во множественном числе окончательно устанавливается родительный-винительный падеж для лиц мужского и женского рода, тогда как в названиях животных вплоть до конца XVIII в. в литературном языке находим старые формы, совпадающие с именительным падежом. Важным фактором охвата категорией одушевленности во множественном числе существительных всех трех родов (вижу людей, волков, женщин, овец, лиц, животных) явилась тенденция к объединению всех существительных в одном типе склонения.

Развитие родительного-винительного падежа и в связи с этим категории одушевленности наблюдается во всех славянских языках, но протекает этот процесс в различных языках и даже диалектах одного и того же языка по-разному. Шире всего эта категория развилась в русском языке. В украинском и белорусском языках родительный-виннтельный падеж во множественном числе не употребляется иногда у существительных, обозначающих животных: укр. пасти воли, бел. ганю коні. Подобное явление находим и в некоторых севернорусских говорах.

Категория одушевленности в единственном числе представлена в южнославянских и западнославянских языках: серб. тёрам кон>а, вола. В болгарском языке, утратившем флективный способ выражения грамматических значений, в винительном падеже единственного числа находим особые формы на -а, -я (только для собственных имен лиц и прозвищ на -о, -ко, -чо, -льо): Ивана, Пенча, Радоя, Добря, дядя, глупча от Иван, Пенчо, Радой, Добри, дядо, глупчо. Эти формы употребляются в функции прямого дополнения и после предлогов: търся Ивана, отивам при дяда, книга за Пенча Славейков и т. п. В западнославянских языках в единственном числе категория одушевленности находит выражение не только в винительном, но и в родительном, дательном, местном падежах.

В чешском и словацком названия лиц мужского пола и все названия животных, относящихся к мужскому роду, характеризуются следующими особенностями:

  1. в родительном падеже единственного числа указанные имена всегда имеют окончание -а, тогда как неодушевленным свойственно также окончание -и;
  2. в дательном и местном падежах они получают окончание -ovi, которого не имеют неодушевленные имена: ] k bratovi, k koAovi, о psovi, но k domu, о dome;
  3. форма винительного падежа совпадает с формой родительного падежа, тогда как у неодушевленных имен совпадают винительный и именительный падежи: vidim brata, priatel'a, chytil raka, komara, но vidim dom, stol.

Таким образом, в этих языках варианты падежных окончаний по мере разрушения звукового вида основы и смешения основ существительных мужского рода стали использоваться для передачи новых грамматических значений.

В польском языке окончание -owi употребляется безотносительно к одушевленности предмета: dworowi, как synowi, mgzowi.

Для множественного числа в западнославянских языках характерно следующее:

  1. В словацком языке категория одушевленности во множественном числе ограничена личными существительными мужского рода, причем категория лица мужского пола находит выражение в винительном и именительном падежах; в винительном падеже находим форму родительного-винительного падежа: vidim bratov, priatel'ov, I'udi; в именительном падеже окончания -і, -ia, -ovia характерны только для личных мужских имен. Названия животных обычно трактуются как неодушевленные.
  2. В чешском языке категория лица находит выражение во множественном числе только в именительном падеже. Для этого используются окончания -і, -ё, -ove: delnik-delnici, hoste, synove.

В польском языке категория лица во множественном числе пронизывает весь грамматический строй, включая существительные, а также прилагательные, местоимения, числительные и некоторые формы глагола, согласуемые с существительными.


Главная
О праславянах и их языке: Балто-славика | Хронология | Прародина | Мифы | Особые черты | Фонетика | Морфонология | Лексика | Грамматика | Фразеология | Ономастика | Библиография | Ссылки
Родственное по славянским языкам: Славяноведение | Книги по славистике | Церковнославянские язык и азбука | Межславянские проекты | Русские префиксы, суффиксы, корни и словари |
Вспомогательное: Индоевропейский праязык | Y-ДНК популяция R1a | Железный век Евразии | Древняя Русь | Славянские топонимы Германии
Славянские страны: Россия | Белоруссия | Болгария | Босния | Македония | Польша | Сербия | Словакия | Словения | Украина | Хорватия | Черногория | Чехия

© «Proto-Slavic.ru», Игорь Константинович Гаршин, 2012. Пишите письма (Письмо Игорю Константиновичу Гаршину).
Страница обновлена 08.09.2019